25 мая 2024, 12:06:36

Новости:

Чтобы загрузить изображение нужно нажать кнопку "ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ПРОСМОТР".


avatar_MovAx

Сказки

Автор MovAx, 06 февраля 2004, 15:26:56

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

MovAx

прикольно ....  :D  
 А где-то тут жизнь...


Некая Эмми

;) В субботу утром среди ясного неба вдруг раздался гром, и возле старинного царского склепа разверзлась земля два на полтора метра. Это был намек. Пошатнувшаяся в обществе вера выходила обществу боком. Дальновидный в силу испуга царь принял немедленные меры. По дворам забегали посыльные, раздавая бесплатные алюминиевые крестики по пять штук на руки, циркулировали с суточным запасом ладана и святой воды сорок два дежурных попа о сорока двух кадилах, беспрерывно звонили колокола на всех колокольнях. Полным ходом шло укрепление основ.

Царь сидел, нацепив очки, за письменным столом и выслушивал мнение столпов духовенства. Речь шла о еретиках.

-- ...Согласно чему вырывание ног еретика есть наиболее гуманный способ борьбы с оным, -- докладывал по свитку похожий на подсвечник игумен. -- Ибо сказано тут у меня: не приемля слова истинного, да в сморчка будешь превращен, али ушей отрезание, али в прорубь дерзкого, али морды клеймение, али...

-- Понял! -- крякнул царь, махая рукой. -- Садись, преблагий, уразумел тебя. Мнение, я чай, общее?

Клобуки степенно наклонились и вновь выпрямились.

-- Ага, -- сказал царь. -- Консенсус. Ну дык за дело!

К вечеру до полусотни еретиков сидело в большой рубленой клетке, представлявшей из себя летнюю тюрьму. Баб было трое, отрок один, собак две, остальные пахли луком и кутались в бороды. Собак, внимательно осмотрев, отпустили. Перед оставшимися выступил лично царь.

-- Покайтесь! -- сказал он строго. -- Равняйсь! Смирно! Первый пошел!

-- Виноват, батюшка! -- зачастил крестьянин, вцепившись в клетку. -- Кто-ж его разберет ночью-то! Темно у нас ночью-то! А квасу-то мало не пьем, много пьем, вот на двор и ходим. Обмочили, был грех, оне ить в черном лежали, не видать. Кабы знать, что их преподобие лежали, так и не мочились бы. А так мочились, ага. Оне пьяные, молчат, почивают, а нам ночью темно, а оне как раз за углом лежат, а мы и не видим, мочились, ага. Кого хошь обмочили бы, темно было, а серчать на нас не за что, квасу-то много пьем, вот на двор и ходим...

-- Еретик! -- злобно сказал один из стоящих поодаль клобуков. Остальные его почему-то сторонились.

Царь почесал в затылке. Такой судебно-правовой вопрос стоял перед ним впервые.

-- Экспертизу надо устроить! -- дернул его за рукав возникший, как всегда, из ниоткуда шут. -- У них анализы взять, а у него рясу. А то, может, это собаки были. Зря отпустили-то.

-- Зря! -- опять крикнул тот, которого сторонились.

-- Следующий! -- велел царь.

Баба в застиранном кокошнике высунула длинный нос из клетки и закричала:

-- Ваше преподобие! Согласная я! Посовещались мы с мужем! Согласная я! С вами оно невелик грех будет, тока погодим, пока пост кончится! Тогда на сеновал и приходите! Согласные мы, отпустите, ваше преподобие!

Один из стоящих поодаль клобуков быстро отвернулся, заложил руки за спину и стал насвистывать что-то литургическое. Царь поглядел на него с сомнением.

-- Грудастая баба! -- заметил шут, показывая на клетку. -- Дьяволово отродье, у добрых людей сразу столько-то не бывает. Если уж в клетку посадил, так в Европу надо везти, шапито разбивать, на такое диво поглядеть гульденов-то не пожалеют.

-- Дурак! -- сухо сказал царь. -- За веру бдим, а тебе работы нет, а ты встреваешь.

-- Тогда виноват, -- пожал плечами шут и отошел в сторону.

-- Что-ж, хрисьяне, все согрешили? -- тяжело вздохнув, вопросил царь.

-- Провинились, батюшка! Так ить замолим! -- отозвался один из клетки, староста, -- Раньше замаливали, и теперь замолим! А что их преподобиям куренка не отдал, так то извинюсь. Им же, куренком, и караваем впридачу извинюсь. И две головы сахарные, ваши преподобия! А Сашку-пастуха всем миром выпорем в вашу честь, чтоб частушек не пел!

После этих слов подул свежий ветерок, солнце на небе покачнулось, перестало палить и просто ярко засветило.

Процедура кончилась. Царь отворил клетку и протянул руку для целования.

-- Расходись, сукины дети. Не шалить. Бога бояться. Работать. Плодиться. Нда, ну и груди... Молитвы возносить. Следить там, чтоб... Сеня!

Шут бросил папироску и подбежал на профессионально кривых ногах.

-- Тута я, величество!

-- Пока тута, -- многозначительно произнес царь и показал глазами на небо. -- А потом тама. И все будем. Потому -- религия! И воровать нехорошо. Понял?

-- Ты это мне говоришь, величество? -- невинно спросил шут.

Царь почесал нос. Шут был прав. Царь оглядел маленькое скопище клобуков и поежился.

-- Иди передай им, чтоб по дворам больше не ходили. В палисаднике пусть сидят. В карты, скажи, разрешаю. Как помазанник, в карты разрешаю, а по дворам чтоб не ходили.

Вечером во всем царстве было тихо и спокойно. По-крупному никто не грешил. Основы крепли. А царь с шутом восемнадцать раз выпили за здравие и ни разу за упокой. :D

™Danila™

Первое прочитал офигел :)  
Я не живу - я играю.

Жизнь нужно прожить , так чтобы наверху офигели и сказали ПОВТОРИ ! ! !



По всем вопросам пишите по адресу gratispp@mail.ru