24 сентября 2022, 20:11:13

Новости:

Чтобы использовать все возможности форума на смартфоне или планшете необходимо в браузере выбрать настройку "Версия для ПК".


avatar_Кащей

Анархисты и принцип партийности

Автор Кащей, 10 февраля 2008, 19:46:02

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

Кащей

Ситуация с протестным движением в России складывается не просто: люди разобщены и дезориентированы грабительскими реформами власть предержащих, а так же крахом "левой" идеологии (речь идет о крушении большевистской модели - СССР, что у многих по-прежнему ассоциируется с "левой" идеей в целом). Конечно, это не все проблемы современного обывателя, но - определяющие, так как формируют у людей психологию "потребляющего неизбежность" - "капитализм победил, и надо как-то приспосабливаться к имеющейся реальности." Да, при этом постоянно сокращается население страны, а значительная часть по-прежнему находится за чертой бедности[1], но люди есть люди, и они хотят своего маленького счастья, хотят стабильности и спокойствия. Испытывая чудовищное давление "экономического фактора" при полной политической дезориентации люди "уходят в персонифицированный быт", то есть отдаются мысли о том, что в целом изменить ничего нельзя, но, можно наладить жизнь хотя бы для самого себя, для своей семьи.
     
     Пресловутая "атомизация общества" складывается как раз из таких факторов: выживание становится этакой идеей фикс, тем более что бороться людям не за что - "все идеалы попраны, преданы и дискредитированы". Ну а когда люди теряют жизненный компас, то стараются прибиться к первой же "гавани". Ругать в этой ситуации "граждан" бесполезно - далеко не каждый способен разобраться в причинах и тонкостях происходящих событий, да и не просто же так возникло поверье - "не дай вам бог жить в эпоху перемен". Жить в такую эпоху может и интересно, увлекательно и даже романтично, но для большинства - слитком тяжело, и сопряжено с огромным риском. "Человек должен иметь возможность отнести себя к какой-то системе, которая бы направляла его жизнь и придавала ей смысл; в противном случае его переполняют сомнения, которые, в конечном счете, парализуют его способности действовать, а значит, и жить."[2] И именно этого люди сегодня лишены - нет тех возвышенных идей, которые были бы способны вести за собой массы, которые были бы способны воодушевить. Так что тотальная атомизированность вполне закономерна (к сожалению): пока не будет обретен Маяк, его заменой будет служить жажда денег, эгоизм и жадность.
     
     Кстати сказать, Россия не просто атомизированная страна, но еще и к тому же - многоуровневая и многоукладная в этом смысле: с одной стороны есть "бедность по-московски", а есть и "провинциальная бедность"; и это совершенно различные понятия. Если в столице, не смотря на все недостатки, есть возможность как-то прожить, получить пусть и плохую и низкооплачиваемую, но, все-таки работу (пусть она и будет отнимать у вас много времени), то, на периферии нашей "необъятной родины" ситуация зачастую совершенно иная - либо количество рабочих мест жестко ограничено, и потому люди вынуждены биться между собой за те жалкие крохи, что им предлагают, либо ситуация и того хуже (есть конечно и относительно "благополучные" регионы, но, они лишь подчеркивают общую плачевную статистику).
     
     Так, с одной стороны, столица - это "центр притяжения денег", здесь царит настоящая "вакханалия капитализма", борьба за деньги возведена в принцип: многие зачастую стараются всеми силами урвать от финансового пирога кусочек пожирнее, дабы быть "истинным средним классом" (на самом деле - убогим мещанином, для которого "одежка" важнее "ума"). Алчность и рвачество - вот те качества, которые отличают счастливчиков, угодивших в "средний класс". И они действительно "опора режима", так как Система (государство плюс власть, и плюс капитализм) держится именно на человеческой глупости и эгоизме, на холопстве: пока люди надеются, что "все дела уладит боярин", а они тем временем будут "телек смотреть" - до тех жизнь будет не жизнью, а растительным существованием, когда есть "господа" и "быдло".
     
     Что же касается провинции, то тут мы имеем в первую очередь совершенно жуткую подавленность и опустошенность: если в Москве и прочих более или менее "благополучных" регионах в глазах у людей светятся "дензнаки", то в нищей провинции в глазах у людей тоска, отчаяние и опустошенность. Здесь главная задача - выжить, при этом, практически не задумываясь над тем, почему это происходит, почему они "живут" именно так. То есть, понимание несправедливости нередко есть, но вот какой бы то ни было анализ отсутствует. В принципе, сложно думать о какой-то осмысленной борьбе, когда буквально нечего есть, когда надо думать о том, что как, чем и на что прокормить свою семью.
     
     По рассказам местных жителей и от впечатлений посетивших ряд регионов России:
     
     - на Урале цены на большинство товаров народного потребления такие же, как в столице (например, на мясо), дешевле разве что плата за проезд - это при том, что зарплаты там значительно ниже, и с работой часто проблемы (особенно если брать к рассмотрению такое понятие, как градообразующее предприятие - если на нем проблемы, то от этого страдают все жители города);
     
     - на севере России зачастую царит именно нищета, а не бедность;
     
     - на Сахалине зарплаты хоть и не особенно низкие (15.000 - это вполне нормально вроде), да вот только цены уж больно высокие: хлеб, например, втрое дороже, чем в Москве; рыба только замороженная продается (регион морской, между прочим!), а самостоятельная ловля чревата выяснением отношений с ОМОНом;
     
     - ну и т. д.
     
     При этом периодически безграничное терпение наших сограждан не выдерживает, и "гнев" прорывается наружу - происходят стачки, забастовки, перекрытия дорог, голодовки... да только обычно толку от всего этого никакого, и участвуют во всем этом буквально единицы. Нет, ну определенный успех конечно есть - иногда люди добиваются своих маленьких побед, хотя, в целом, ситуация весьма плачевна: рабочие стараются действовать в рамках закона, соблюдать формальности, организуют легальные, законопослушные профсоюзы... и при этом практически все проводимые ими стачки и забастовки признаются противозаконными, а подчас и вовсе прекращаются... по решению суда[3].
     
     Иначе как бредовой назвать данную ситуацию сложно, но... она такова, какова есть.
     
     При этом продолжается инфляция (причем ее рост превышает запланированные, то есть - заложенные в бюджет показатели, но никто бюджет при этом пересматривать с учетом реальной инфляции не собирается[4]), растут цены, а это бьет, в первую очередь по наименее социально защищенным слоям населения[5].
     
     И на этом фоне нам еще что-то рассказывают про стабильность, "конституционные и законные" методы отстаивания своих прав и судебные разбирательства.
     
     Очнитесь!
     
     Стабильность у нас весьма относительная и построена в первую очередь на выгодных для российских политико-экономических верхов цен на энергоресурсы.
     
     Конституция не работает, зато работает полицейщина, когда вполне реально попасть в отделение только за то, что ты возмущен незаконным строительством (при этом к застройщикам, у которых почти всегда не в порядке документы, и которые при этом избивают руками своих охранников местных жителей, у ментов претензий никаких нет).
     
     Законность существует только тогда и только для тех, кому и когда это выгодно: именно поэтому одна за другой забастовки признаются незаконными, хотя рабочие из кожи вон лезут, лишь бы соблюсти все формальности, и "не подставиться".
     
     Ну а суды - это удовольствие для лохов и богатых (бывают исключения, но они нужны как раз для того, чтобы продолжало действовать общее правило): надо быть богатым, чтобы выдержать многолетнее разбирательство в суде, ибо услуги адвоката не из дешевых.
     
     Вот и думай после этого о том, что, как и почему в этой жизни происходит.
     
     И вроде те немногочисленные жильцы, что протестуют против точечной застройки понимают зачастую, что "бумажная волокита" ничего не дает (многие судились, но результат лишь тот, что у них накопилось много никому ненужной макулатуры, "а воз и ныне там"), да вот только протестующих слишком мало, и иллюзий по прежнему слишком много: один чиновник обманул, но может другой к нам будет снисходительнее... вот только не будет, или будет, но только до тех пор, пока его интересы будут совпадать с интересами возмущенных граждан.
     
     В этом году московские водители общественного транспорта стали получать проездные с лимитированным числом поездок, вместо безлимитных. Казалось бы, это нонсенс, ибо водители уж чем-чем, а проездом на собственном транспорте должны быть обеспечены если не бесплатным, то хотя бы безлимитным. Однако ж нет - и здесь желание нахапать в свой карман у "начальников" возобладало над элементарным разумом. В одном из трамвайных депо по такому случаю даже коллективное письмо накатали руководство, требуя вернуть безлимитные проездные, так как не всем хватает в месяц отмеренных шестидесяти поездок... да вот надежды си тщетны - пока руководство будет уверенно в своей безнаказанности, и пока ему это все будет выгодно, никто никаких решений отменять не станет, и это, по крайней мере, некоторым водителям, очевидно.
     
     При этом отдельно стоит коснуться пенсионеров - они в нашей стране уже давно являются для правительства людьми второго сорта, если судить по тем действиям, каковые проводятся в данной политике[6]. По большому счету, как можно выживать с нашими пенсиями, при осуществленной "монетизации льгот", и нашими-то ценами - это самая настоящая загадка.
     
     
     
     Так что, так и живем: протестуем, но наемся, что вмешается добрый барин и всех спасет; либо вообще не протестуем, ибо можно пахать, как лошадь, но денег заработать; студенты мечтают заработать побольше денег и уехать за границу; офицеры торгуют оружием и солдатами; на стройках процветают бандитизм и рабство...
     
     ...а по телевизору все так же рассказывают про стабильность, благополучие, и "рост реальных доходов населения".
     
     Общество потребления торжествует: одними движет желание набить желудок, а другими - желание удовлетворить голод.
     
     Общество спектакля торжествует: реклама и "голос из телевизора", плюс тупейшие "семейные" сериалы держат массы людей в "мире грез и фантазий", стараясь как можно надежнее оторвать от реальности (и очень часто весьма успешно).
     
     Глобализация торжествует: на российские просторы все активнее проникает мировой рынок - строятся и расширяются иностранные компании, остатки усыпляющего "социального партнерства" уходят в прошлое, так как не отвечают веяниям времени и мешают "развитию" капитализма, а социальные гарантии предаются забвению, ибо современные экономические реалии по всему миру требуют от людей, что бы те платили за все из своего кармана. Причем, опыт стран Европы, Америки, Азии показывает, что когда "правые" правители сменяются "левыми" ничего для "простых смертных" не меняется - политика остается той же, и жить становится со временем только хуже: кто бы у власти не стоял[7]. При этом из предлагаемых альтернатив - только диктаторы, которые иногда выдаются за благодетелей[8], что, по сути своей, весьма опасно и глупо.
     
     И в этой связи хочется напомнить, что альтернатива всему этому все-таки есть: самоорганизация трудящиеся и полное коллективное самоуправление - на рабочих местах, по месту жительства, в общем - везде и всюду, без каких бы то ни было начальников, но самими людьми, коллективно.
     
     Как написал в свое время Эрих Фромм: "Впервые в истории физическое выживание человеческого рода зависит от радикального изменения человеческого сердца. Однако изменение сердца человека возможно лишь при условиях таких коренных социально-экономических преобразований, которые дадут ему шанс измениться, а также необходимые для этого мужество и дальновидность."[9] И, судя по нашим реалиям, эти слова только подтверждаются: спасти нас может только наше собственное изменение отношения к миру, к жизни, но по-настоящему они изменяться только с изменением (коренным) условий существования, а в целом это процессы взаимосвязанные. И именно поэтому надо не надеяться на других, а действовать, и звать, тянуть за собой других.
     
     В конце концов, еще сто пятьдесят лет назад было сказано, что "дело освобождения рабочих должно быть делом самих рабочих", и это совершенно справедливо: когда в ХХ-м столетии происходили революционные события и народ поднимался на борьбу, то жизнь подчас улучшалась, но, стоило отдать "дело освобождения" на откуп очередным политикам, дельцам, бюрократам, как тут же всем надеждам приходил конец - революции гибли, реформы захлебывались, и народ вновь загонялся в стойло, в котором его привычно содержать всевозможным хозяевам, чиновникам, капиталистам.
     
     Пока есть управляющее меньшинство, будет и управляемое, понукаемое и угнетаемое (пусть и не всегда это осознающее) большинство. Так что, для того, чтобы перестать быть тупыми попираемыми баранами, необходимо брать контроль над всеми сферами жизни в свои руки и коллективно, дружно решать, как жить.
     
     Ну а Власть рождает паразитов, как писали на своих знаменах революционные повстанцы-махновцы, а как говорил Михаил Бакунин: власть одинаково развращает как хозяев, так и рабов[10].
     
     И пора бы уже от рабского сознания избавляться, а то получается, что Человек - это звучит как-то глупо и неубедительно. Ну а какому нормальному человеку нравится глупо выглядеть?
     
     Соответственно задача заключается в том, чтобы обрести человеческое достоинство, а вместе с тем и подлинную свободу: свободу самим, коллективно, а не по указке распоряжаться своим временем, результатами собственного труда... да как жить, в конце концов самим определять.
     
     Достоинство обретается в борьбе, но закрепляется только с победой, а победа заключается в установлении народного, коллективного самоуправления. Соответственно обретение чувства собственного достоинства не мыслимо без обретения подлинной свободы, а обретение свободы - без достоинства; ну а всего этого не будет, пока есть чиновники, капиталисты... то есть все те, кто навязывает свою волю другим, а это значит, что быть их не должно, и потому беспощадно бороться с ними жизненно необходимо.
     
     
     
     --------------------------------------------------------------------------------
     
     [1] По официальным данным, за последние восемь лет уровень бедности и безработица сократились примерно в два раза, а реальные доходы населения выросли при этом в два с половиной раза (см. например "Комсомольская Правда" за 9.02.08). Правда, это именно официальная риторика, которая, как известно, склонна к подозрительному оптимизму. В то же самое время, есть и другие данные: "Так, по данным центра Левады, доля россиян, испытывающих нехватку денег на продукты (то есть нищих с доходами ниже прожиточного минимума), сократилась с 2001 по 2007 год почти вдвое - с 23 до 12%. Удельный вес населения, которому хватает денег на еду, но не на одежду, сократился с 42 до 31% - за счет почти полуторного роста доли тех, кому хватает денег на еду и одежду, но не товары длительного пользования (она выросла с 28 до 41%). Поскольку все эти категории людей бедны, уровень бедности в России сократился значительно меньше, чем уровень нищеты, - с 93 до 84% (по сравнению с сокращением уровня нищеты с 23 до 12%) - и остался патологически высоким. Официальные пропагандисты при этом беззастенчиво используют то, что многие даже беспросветно бедные люди уверенно относят себя к "среднему классу" - просто потому, что живут примерно так же, как их соседи." - [Для просмотра ссылки зарегистрируйтесь]
     
     [2] Фромм Э. "Бегство от свободы" М., 2006, стр.36
     
     [3] В качестве примера:
     
     На РЖД планировалось проведение забастовки, но так и не состоялась: "23 ноября (2007-го года - К. С.) Московский городской суд признал забастовку незаконной. По решению суда, незаконной была признана не только сама забастовка, но и подготовка к ней." - [Для просмотра ссылки зарегистрируйтесь] Теперь идет подготовка ее проведения летом 2008-го года. Что называется - посмотрим...
     
     Завод Ford (Ленинградская область): "<...> суд признал забастовку рабочих в ноябре-декабре 2007 г. незаконной." - [Для просмотра ссылки зарегистрируйтесь]
     
     "В Петропавловске-Камчатском работники строительной компании объявили забастовку
     
     Прокуратура посчитала действия бастующих незаконными" - [Для просмотра ссылки зарегистрируйтесь]
     
     "Рязанский областной суд признал незаконной предупредительную забастовку рабочих ОАО "Михайловцемент", сообщает корреспондент Собкорўru. Такое решение принято судом 10 июля по иску представителей холдинга "Евроцемент групп", в состав которого входит Михайловский завод. По мнению суда, рабочие должны были действовать не самостоятельно, а через заводскую профсоюзную организацию, которая смогла бы договориться с руководством завода и не допустить забастовку." - [Для просмотра ссылки зарегистрируйтесь]
     
     И так далее... хоть по всем правилам, хоть не по правилам, итог всегда один - забастовки признаются судами незаконными, и, соответственно, действия рабочих - неправомочными. Таким образом надеяться и жальше на "социальное партнерство", какой бы то ни было легализм и очередного "доброго барина" оказывается бессмысленным, ну а власть и капитал имущие пользуются тем, что трудящиеся разобщены и нерешительны и давят на них вдвойне, не давая поднять голову, и заявить о себе и своих требованиях во весь голос.
     
     [4] Пересматривают разве что ту часть бюджета, которая касается банковской сферы: "<...> кризис банковской системы приведет к коллапсу всей экономики страны. В такой ситуации из двух зол надо выбирать меньшее: или спасать граждан, или бросить все силы на поддержание банков. Государственная дума выбрала второе. Неслучайно бюджет страны на 2008 год в расходной части увеличили еще на 1 триллион рублей. Чтобы было из каких денег оказать скорую помощь банкам." -
     
     [Для просмотра ссылки зарегистрируйтесь]
     
     [5] "Время новостей" N№183 от 08 октября 2007
     
     [6] [Для просмотра ссылки зарегистрируйтесь]
     
     [7] См. например Кагарлицкий Б. Ю. "Политология Революции", М., 2007, стр. 175-188; 210-220
     
     [8] Там же: стр. 396-402
     
     [9] Фромм Э. "Иметь или быть?" М., 1990, стр. 18
     
     [10] Бакунин М. А. "Государственность и анархия/ Философия, социология, политика" М., 1989

[Для просмотра ссылки зарегистрируйтесь]

Кащей

Так как постоянно возникает недоуменнее при знакомстве с данным термином, вызванное недостатком знания вопроса, то, как кажется, пришло время внести ясность.
     
     Итак, что же это такое - анархо-коммунизм? Почему люди называют себя анархо-коммунистами и при этом говорят о свободе и равенстве? В чем тут причина и нет ли тут противоречия?
     
     Ну, во-первых, как видится, причина подобных вопросов вызвана ассоциациями с СССРовским прошлым (почему-то многим сегодня кажется, что в тоталитарном государстве управлявшемся КПСС был коммунизм...), которое вызывает мысли о тотальной нищете, тотальном контроле и всеобщей уравниловке (поэтому в принципе происходит неприятие термина коммунизм), и отсюда следует мыль о том, что все коммунисты хотят тоталитаризма и "равенства бедных", что, мягко говоря, противоречит идеалам анархии.
     
     Во-вторых, есть еще и такая причина, как принципиальное представление о коммунизме, как о тоталитарно контролируемом обществе ("не возможно, чтобы всего было достаточно для всех, а потому коммунизм - вредная утопия"). То есть, речь даже не об СССР или еще каком-то подобном государстве, а о самой сути коммунистических идей (понимаемых в данном случае, надо заметить, весьма извращенно, что, видимо, обусловлено влиянием официальной пропаганды).
     
     В третьих, так могут воспринимать анархо-коммунистическую идеологию люди вообще не знающие, что такое анархия, а потому автоматически воспринимающие в штыки подобные термины, подобные призывы.
     
     О последних речь особая, таких людей надо просто "распропагандировать", в том смысле, что "с нуля" объяснять устремления анархистов, которые базируются на трудах и идеях Петра Кропоткина. И процесс это - долгий, неблагодарный и муторный, но - нужный.
     
     А вот о людях, симпатизирующих анархизму, и даже что-то смыслящих в анархистских идеях, стоит поговорить отдельно, так как это самый болезненный вопрос - восприятие частью анархистов и анархиствующих анархо-коммунизм этаким своеобразным типом тоталитаризма, вариацией на тему общества тотального контроля, где нет ничего личного, все подчинено общественному контролю - и вещи, и дела... все... вообще все, вплоть до мелочей, до распорядка дня...
     
     Эх... печальны подобные измышления анархистов, на дух не переносящих коммунизм, и от того воспринимающих анархо-коммунизм исключительно в штыки, так как от этого только лучше нашим врагам, и, к тому же, пополняются ряды сторонников неолиберлизма (капитализма в его новом теоретическом обличье). Люди думают, что если освободить капитализм от государства, если создать свободный рынок, по настоящему свободный, то вот тогда-то люди и заживут наконец припеваючи... наступит наконец подлинное равенство, у всех все будет, восторжествует справедливость... Как же жестоко они ошибаются, особенно если учесть, что когда об этом говорят люди не из США, то ссылаются как раз таки на Соединенные Штаты, доказывая, что там капитализм максимально отделен от государства, и потому еще чуть-чуть, устрани только государство США, и народ там обретет истинное счастье, а остальные только опыт будут должны передовой перенять... Ну что тут можно сказать - почитайте хотя бы Наома Хомского или еще подобных авторов - ну нет на Западе свободного рынка, а там, где он есть, существует катастрофическая бедность, развал экономики и промышленности, уровень жизни - ниже среднего... А вы говорите - "свободный рынок", "капитализм без государства". Хрен вам - только нищету и голод в запредельных масштабах получите...
     
     И не будет никакой справедливости, будет только торжество права имущего, который вертит как хочет судьбами других (а социальных гарантий то никаких - вот и выживайте, как хотите и можете, проблемы обывателя нанимателя не колышат). Это еще в социальном государстве есть относительная устойчивость, защищенность трудящихся, а вот убери государство, и что, кто станет думать о правах других? - у меня есть деньги, я директор фирмы, и я буду решать, достоин ли кто-то из вас жизни или нет, дать ли кому-то работу или нет... именно предприниматель станет главным мерилом эколигичности, в том смысле, что степень заботы об окружающей среде будет определяться не общественным контролем, не интересами государства, а интересами прибыли (а буржуи, они такие, после них, хоть потоп).
     
     Свободный капитализм - это верх экономического принуждения и социальной сегрегации, это тотальная безработица и финансовый тоталитаризм, это транснациональные корпорации заменившие государства и нищета миллиардов людей... что бы кто ни говорил о том, что при свободном рынке (этаком ублюдке - анархо-капитализме) не будет ТНК, просто все станут наконец-то равны в своих экономических возможностях (что уже бред с точки зрения капитализма как такового), так как даже устрани вы ТНК, они вскоре вновь вернуться, ибо равно как любая власть стремится к единоличности и централизованности (тотальности), так и капитализм стремится к концентрации (отсюда постоянные слияние компаний - крупный бизнес всегда выгоднее и мощнее более мелкого).
     
     Но, кажется, мы отвлеклись, так как было ведь заявлено об анархо-коммунизме, и именно о нем должна была идти речь, но, видимо без предварительно брошенного камня в огород капиталистов не обойтись, и именно с этого надо было начать, чтобы разговор получился более содержательным и понятным (не абы какие разговоры о коммунизме, а разговоры о единственной альтернативе действительности - об анархистском коммунизме).
     
     Итак, мысль первая: "что такое - анархо-коммунизм?"
     
     Анархо-коммунизм - это общество равных. Именно равных, а не искусственно уравненных. Имеются в виду: равенство политическое (никаких отчужденных управленцев, вместо которого либо коллективное принятие решений, либо - делегирование для этой цели людей, которые не в праве что-то сами диктовать другим, а должны строго следовать наказам избравших их людей, которые к тому же могут в любой момент отозвать своих представителей), равенство социальное (одинаковое отношение всех людей к средствам производства, основанное на обобществлении оных; одинаковые права во всех сферах жизни - все в одинаковой степени могут и должны влиять на жизнь общества; истинное равенство возможностей, основанное на пожеланиях человека и его возможностях, а так же возможностях общества, а не государственной или капиталистической целесообразности), экономическое (удовлетворение человеком своих материальных и духовных потребностей не должно зависеть от получаемой им зарплаты, когда одни получают гроши за тяжелую физическую работу либо геморройную офисную - например - а другие имеют огромные деньги либо получив наследство, либо будучи директором фирмы - например).
     
     Что касается политического равенства, то тут есть еще такой момент, что в современном мире, в мире государств, такого права быть не может, так подавляющее большинство людей вынуждено мирится (хотя, не так уж многие с этим и мирятся) с тем, что ими управляют, что горстка власть предержащих диктует им свою волю, указывает, как жить, определяет нормы поведения, критерии жизненного устройства (власть отчуждена от народа, будь она хоть трижды демократическая, демократическое государство - это обман и фикция, так как все возможности для народа в таких условиях - это право выбора собственного пастуха, который все делает все так же самовольно, но - прикрываясь тем, что народ сам его избрал и облек соответствующими полномочиями).
     
     Будь хоть диктаторский режим правления, хоть демократический - недовольных бьют, калечат и бросают в тюрьмы везде (просто при диктатуре вас могут просто убить, а при демократии этого обычно нельзя делать столь открыто). Если государственная власть считает, что что-то или кто-то противоречит ее интересам, то она - раздавит любого, в крайнем случае, просто переступит через собственные законы.
     
     Равенство социальное подразумевает устранение классового общества (которое на сегодняшний день продолжает иметь место быть, лишь его полярность скрыта от многих благодаря существованию аморфной прослойки, называемой средним классом, который собственно для того и нужен). Кроме того - общественная собственность на средства производства, так как только общество в целом может решать судьбу товаров, а не единицы, которые руководствуются эгоистичными интересами, собственной выгодой, что ведет, в том числе, к недопроизводству (в то время, как можно уже сегодня удовлетворить спрос населения на многие товары, они производятся в недостаточном количестве, а так же неудовлетворительного качества, а все только для того, чтобы иметь возможность зарабатывать на этом побольше денег, хотя, конечно, все не так просто, но именно в этом смысл капиталистического способа производства, как он декларативно не был направлен на удовлетворения спроса - это фикция, так как в таком случае не было столь недолговечных вещей, они были в большинстве своем много более надежны, мода - это еще один способ выбивать из народа прибыль, при этом столь витиевато обставленная, что народ об этом даже не задумывается, раз за разом выкладывая деньги за новое барахло, те же новые модели мобильных телефонов, когда еще старые прекрасно у них могут работать, да и сама недолговечность которых обусловлена в большей степени не их качеством, которое вполне может быть выше, а тем, что происходит постоянное совершенствование технологий, и постоянно появляются новые модели, а это - новые прибыли - на новую модель цена всегда сильно завышена, через несколько месяцев она уже может заметно снизится - раза в два, например).
     
     Что касается равенства в плане управления общественной жизнью, то это и есть участие в советах всех уровней, когда коллектив жителей/работников принимает решения относительно своих жилищных/рабочих вопросов - именно сами это делают, а не выполняют указания стоящих над ними руководителей, не вовлеченных непосредственно в конкретный процесс (например - директор завода, не работающий в цеху, а сидящий в кабинете и "лучше знающий", что и как должны делать "его" рабочие). При этом, когда речь идет о делегировании, то, как уже отмечалось выше, такой делегат будет не диктатором воли и законов (как это происходит при избрании депутатов/президентов и т. д. и т. п.), а исполнителем воли делегировавших его людей - решает народ, а его представитель нужен для лучшей координации, так как это и проще и удобней, просто народ должен быть не апатичным, а следить за тем, чтобы его представитель не начинал выдавать собственные измышления за общественный наказ. Такой делегат не власть, он - координатор.
     
     Что касается истинного равенства возможностей, то речь, в частности, о том, что человек может и должен получать образование, какое он желает, и чтобы это зависело не от его финансовых возможностей (в таких условиях приоритет о детей богатых родителей) или от количества бюджетных мест, нет, критерий - это его собственные желание и умение (при том, что по уму, общество должно способствовать тому, чтобы все люди сначала получали достойное, полноценное образование - то, что сегодня считается высшим, и которым обладает далеко не каждый, - при том, что образование должно быть еще и прикладным, то есть, если человек учится составлению чертежей, то он должен учится и работе по собственным чертежам, что является совмещением ручного и умственного труда). При этом образование - это только пример того, что имеется ввиду под истинным равенством возможностей, на основе чего вполне можно судить и об отношении к другим подобным вопросам.
     
     Экономическое равенство - это торжество принципа довольства для всех, и тут уже просто обязательно должны быть приведены слова Петра Алексеевича Кропоткина, который являют собой суть данного понятия: "Совсем иной результат получится, если рабочие будут требовать права на довольство. Они заявят тем самым о своем праве завладеть всем общественным богатством, домами и расположиться там сообразно потребностям каждой семьи, захватить накопленные съестные припасы и распорядиться ими так, чтобы после слишком долгого голоданья узнать наконец довольство. Они заявят таким образом о своем праве на все богатства - продукт труда прошлых и настоящих поколений - и распорядятся ими так, чтобы познакомиться наконец с высшими наслаждениями искусства и науки, слишком долго бывшими достоянием одних буржуа.
     
     И, заявляя о своем праве на довольство, они - это еще важнее - провозгласят вместе с тем свое право решать, что должно представлять собою это довольство, какие продукты нужно производить для его обеспечения и что можно оставить, как потерявшее всякую цену."[1]
     
     "Одним словом, пусть каждый берет сколько угодно всего, что имеется в изобилии, и получает ограниченное количество всего того, что приходится считать и делить! На 350 миллионов людей, населяющих Европу, двести миллионов и по сию пору следуют этим двум вполне естественным приемам.
     
     <...>
     
     Попробуйте сказать в каком-нибудь народном собрании, что жареных рябчиков нужно предоставлять избалованным бездельникам из аристократии, а черный хлеб употребить на прокормление больных в больницах, и вы увидите, что вас освищут. Но скажите в том же собрании, проповедуйте на всех перекрестках, что лучшая пища должна быть предоставлена слабым и прежде всего больным; скажите, что, если бы во всем городе было всего десять рябчиков и один ящик малаги, их следовало бы отнести выздоравливающим больным, скажите это только.
     
     Скажите, что за больными следуют дети. Им пусть пойдет коровье и козье молоко, если его не достает для всех. Пусть ребенок и старик получат последний кусок мяса, а взрослый, здоровый человек удовольствуется сухим хлебом, если уж дело дойдет до такой крайности.
     
     Скажите, одним словом, что если каких-нибудь припасов не имеется в достаточном количестве и их приходится распределять, то последние оставшиеся доли должны быть отданы тем, кто в них более всего нуждается; скажите это,- и вы увидите, что с вами все согласятся."[2]
     
     Приведенные цитаты говорят, в первую очередь, об удовлетворении человеческих потребностей в продовольствии, в еде, но, вообще-то, в остальных вопросах обязан работать тот же принцип, иначе анархо-коммунистическая доктрина станет не полноценной, станет противоречить сама себе.
     
     Вот что такое в нашем понимании экономическое равенство, вот что такое - коммунизм.
     
     Мысль вторая: "почему вы называете себя анархо-коммунистами и при этом говорят о свободе и равенстве?"
     
     В общем-то, как кажется, на этот вопрос уже был дан ответ чуть выше, но, как кажется, могли все равно остаться связанные с этим вопросы.
     
     Что такое анархо-коммунизм мы уже пояснили, а теперь дообъясним, почему это (именно это) мы называем свободой (истинной свободой) и равенством (истинным равенством).
     
     Дело в том, что свобода, в нашем понимании - это свобода от экономического и внеэкономического принуждений, свобода политическая... свобода во всем - повседневная свобода.
     
     Свобода от внеэкономического принуждения - тут все понятно: никто не вправе никого принуждать к чему бы то ни было силой, так как это прямое насилие, а мы против любого насилия.
     
     Вот со свободной от экономического принуждения не всем всегда так просто становится понятно, что мы имеем в виду.
     
     Вот что такое экономическое принуждение, если заглянуть для прояснения ситуации в словарь:
     
     "Экономическое принуждение к труду, характерное для капитализма отношение экономической зависимости и принуждения между наёмными рабочими и капиталистами. Экономическую основу его составляет монополия частной собственности капиталистов на средства производства. Лишённые материальных условий приложения труда и средств существования, юридически свободные работники вынуждены продавать свою рабочую силу собственникам средств производства, работать на капиталистов. Т. о., вещные условия труда становятся средством подчинения чужого труда с целью его эксплуатации. Капиталист командует трудом, управляет им, определяет его продолжительность, интенсивность, организует и контролирует его. С ростом масштабов производства эти функции капиталисты передают специальной наёмной администрации, управляющей трудом по поручению капитала.
     
     Как собственник средств производства, капиталист становится собственником всего продукта, произведённого трудом рабочих. Отношения экономической зависимости и принуждения воспроизводятся всем ходом непрерывного процесса производства: продукт труда рабочего постоянно удаляется от него как чужая собственность и возвращается обратно лишь частично, в форме заработной платы; другая часть постоянно превращается в средства производства и доход капиталиста. Труд воспроизводится как наёмный труд, средства производства - как капитал. В отличие от внеэкономического принуждения, характерного для рабовладельческого и феодального общества (основанного на отношениях непосредственного подчинения), Э. п. к т. внешне выступает как отношение свободных, юридически равноправных товаровладельцев, а труд рабочих - как добровольный. В действительности труд рабочего на капиталиста означает наемное рабство.
     
     В условиях современной научно-технической революции капитализм использует науку и технику для усиления и расширения отношения экономического принуждения. Капитал интенсифицирует труд, вытесняет часть рабочих из производства, предъявляет спрос только на образованную и высококвалифицированную рабочую силу. В орбиту капиталистической эксплуатации всё более вовлекаются работники умственного труда - учёные и инженеры. Это доказывает несостоятельность современных буржуазных теорий "гармонии интересов", "социального партнерства", "коллективного", "народного" капитализма, пытающихся отношения господства и подчинения, объективно присущие капитализму, представить как равноправное сотрудничество. Система Э. п. к т. не может быть уничтожена при капитализме. Для этого необходимо, чтобы средства производства перешли в руки трудящихся, т. е. ликвидировать частную собственность на средства производства."[3]
     
     Как можно видеть, экономическое принуждение - это, прежде всего, такая система взаимоотношений работника/работодателя, когда последний присваивает прибавочную стоимость[4], производимую первым, что ведет к зависимости работника от милости его начальника, и от самой этой Системы в целом, так как средства производства находятся в частной собственности либо отдельных лиц, либо целых государств, и потому человек вынужден продавать себя, продавать свой труд (за ту заработную плату, которую сочтет для себя приемлемым платить наниматель), что бы иметь возможность выжить, вместо того, чтобы работать ради собственного удовольствия (работают чаще не там, где действительно хотелось бы, но там, где есть такая возможность, тем более, что нередко выбор фактически, а то и практически, отсутствует).
     
     Таким образом, мы упираемся в понятие о частной собственности (столь восхваляемое в современном мире), это при том, что подавляющее, наверное, большинство людей прекрасно понимают, что частная собственность приводит к экономическому неравенству, а отсюда: к нищете, голоду, преждевременной смерти... и продолжают твердить, что это лучшее из того, до чего могло когда-либо додуматься человечество. А ведь происходит все как всегда: лучший мир уже теоретически доказан (и практически опробован, хотя и недостаточно обкатан: Махновщина, коммуны Арагона, Советы Будапешта, коммуны Ауровиля и множество других примеров...), но, как обычно - мало известен, по причине того, что знание о нем - невыгодно власть и капитал имущим, ибо подрывает их господство, да и само их существование.
     
     И ведь так и остаются слова, произнесенные анархистами уже более ста лет назад услышанными лишь немногими, которых основная масса сегодня воспринимает, как минимум, с непониманием и недоумением, так как людям проще и легче воспринимать официальную ложь (звучащую сладко-красиво), нежели революционную правду (звучащую жестоко и пугающе): "Сколько бы ни кричали о свободе, равенстве и братстве - это все ложь, пока существует частная собственность. Для народа это свобода умирать с голоду, равенство рабов и братство смерти!"[5]
     
     Может, конечно, и слишком пафосно звучат приведенные слова, но уж очень точно они отражают суть частной собственности, так как даже сегодня в Западной Европе эти слова справедливы:
     
     - по настоящему люди свободны только в голодной смерти, так как никто не обязан о вас заботится, если вы об этом не просите (система дотаций/пособий/субсидий - весьма спорная, надо заметить, вещь);
     
     - все мы рабы, так как сами себя продаем в экономическое рабство (а нередко люди продают себя и в самое, что ни наесть натуральное рабство - это участь многих гастарбайтеров), просто иногда рабы настолько довольны своим положением, что об этом даже не задумываются;
     
     - вот уж где у нас действительно братство, так это в смерти, только там люди наконец-то становятся братьями (и сестрами), а до того - конкуренты, "человек человеку волк".
     
     Кто бы, что ни говорил, но частная собственность - это институт неравенства, зависти и преступлений (уголовных), порожденных как раз завистью, вытекающей из неравенства.
     
     Если кто-то убежденным в том, что это не так, то пусть попробует доказать свою точку зрения, однако, не надо много ума, чтобы понять, что благодаря частной собственности человек накапливает богатства, однако ж, так, где один копит, другой - теряет (беднеет), на этом зижделось само появление частной собственности.
     
     Вот что о проблеме появления частной собственности можно прочитать у классика марксистской мысли Фридриха Энгельса: "Вплоть до низшей ступени варварства постоянное богатство состояло почти только из жилища, одежды, грубых украшений и орудий для добывания и приготовления пищи: лодки, оружия, домашней утвари простейшего вида. Пищу приходилось изо дня в день добывать вновь. Теперь же прогрессировавшие пастушеские народы - арийцы в индийском Пятиречье и в области Ганга, как и в еще гораздо более богатых в ту пору водой степях бассейнов рек Оксуса и Яксарта, семиты по Евфрату и Тигру - приобрели в стадах лошадей, верблюдов, ослов, крупного рогатого скота, овец, коз и свиней имущество, которое требовало только надзора и самого примитивного ухода, чтобы размножаться все в большем и большем количестве и доставлять обильнейшую молочную и мясную пищу. Все прежние способы добывания пищи отступили теперь на задний план; охота, бывшая раньше необходимостью, стала теперь роскошью.
     
     Но кому принадлежало это новое богатство? Первоначально, безусловно, роду. Однако уже рано должна была развиться частная собственность на стада.
     
     <...>
     
     Появившаяся частная собственность на стада и предметы роскоши вела к обмену между отдельными лицами, к превращению продуктов в товары (это уже речь о древних греках - К. С.). И в этом - зародыш всего последующего переворота. Лишь только производители перестали сами непосредственно потреблять свой продукт, а начали отчуждать его путем обмена, они утратили свою власть над ним. Они уже больше не знали, что с ним станет. Возникла возможность использовать продукт против производителя, для его эксплуатации и угнетения."[6]
     
     То есть, с одной стороны мы имеем выделение в обществе элиты (знати, вождей, шаманов - об этом в приведенном отрезке не сказано, но это так, и это происходило под воздействием накопления знаний в руках немногих), а с другой стороны, рост производительных сил (возможностей). Стал возникать избыточный продукт, возникает вопрос о том, как распоряжаться избытком (и кто будет распоряжаться), а, одновременно с этим, возрастает роль элиты (пока еще, как наиболее уважаемых, значимых). Постепенно излишки начинают все чаще переходить в распоряжение власть имущих единиц: сначала эьто акт добровольно дарения из уважения, но с течением времени - это уже обязательный процесс, так как знать - это главные люди в обществе, и потому излишки должны принадлежать им по праву их привилегированности (а тут еще и процесс выделения из общей массы на первые роли военных руководителей).
     
     Кроме того, для прояснения сути частной собственности стоит вновь обратится к Петру Кропоткину: "Сообщества, банды, роды, племена - а не семья были <...> первобытной формой организации человечества и его древнейших прародителей."[7] То есть, речь идет о том, что малая семья (а именно об этом идет речь) была не естественна для человеческого общества, по мысли автора. И, как представляется, это было действительно так, по крайней мере, если речь идет о современной нам индивидуальной парной семье, однако, гораздо более интересный вопрос - это значение (и причины) появления такой семьи. А вот как раз об этом Петр Алексеевич, в частности, писал следующее: "Семья - особняк - неизбежно ведет к отдельной собственности и к накоплению личного богатства."[8] Таким образом, мы получаем, что возникновение семьи взаимосвязано с появлением частной собственности, так как теперь накопление материальных благ происходило не в пределах всего сообщества, но, в руках семьи, что закономерно вело к тому, что общество раскалывалось, происходило расслоение общины на отдельные семьи, с разным уровнем накопленных материальных ресурсов. Частная собственность была во многом порождением роста производительных сил, а выделение семьи, было, видимо, частью связанного с этим процесса (если раньше нужен был именно коллективный труд, для эффективной работы, то теперь появлялась возможность обходиться меньшими силами, хотя коллективизм продолжал существовать еще тысячи лет, так как трудится приходилось все таки сообща во многих областях, но, выделение малой семьи было знаком того, что теперь не во всем нужен коллективный труд, а, значит, часть продукта труда может быть частным владением отдельных лиц), поэтому поле могло оставаться и в коллективной собственности, но, при этом, право на обработку отдельных участков, а, вместе с тем и на получение в личное владение добытыми продуктами, становилось теперь отдельных семей, составлявших общину (и от сюда со времен произошло расслоение на бедных и богатых, отсюда происходило обогащение знати - они забирали у разорившихся общинников в свою собственность, а после этого разорившийся ранее человек должен был работать, если это было необходимо, - а это было необходимо для выживания - на нового хозяина земли, и потому прибавочная стоимость шла уже даже не в руки общинников, но в руки - знати, собственников).
     
     Семья не была естественна - она была с одной стороны, порождением зарождения института частной собственности, а, с другой стороны, способствовала ее дальнейшему развитию, ее укреплению.
     
     Важно то, что возникновение частной собственности и неизбежное за этим расслоение общества по степени богатства приводит к иерархии, развивает в богатых семьях чувство превосходства, элитарность, а в бедных - чувство приниженности, зависть, и все это в итоге ведет к социальным конфликтам, к борьбе между разными слоями населения, и мы получаем со временем то, что было названо борьбой классов ("классовая война").
     
     Так что, современный наемный работник - это раб экономических сфер, так как полностью зависит от произвола своего начальника, "соизволившего предоставить рабочее место": "не хочешь работать, пшел вон, таких, как ты, за воротами толпы стоят..."
     
     И люди идут в рабы... становятся золотой клетки с деньгами, вместо прутьев, налогами, вместо цепей.
     
     НТП (научно-технический прогресс) способствует автоматизации производства, а это ведет к сокращению рабочих мест... пока есть государство, есть хоть какая-то социальная защищенность части безработных (и то не всегда и не везде), стоит же уничтожить государство, оставив при этом капиталистические отношения, миллионы (если ни миллиарды) людей окажутся один на один с корпорациями, которых уже никто не сможет контролировать, они сами будут контролировать все и вся. Это будет настоящая социальная катастрофа.
     
     Поэтому надо уничтожить не только Государство, но и Капитализм, так как оба эти паразита ужасны по своей сути в равной степени (при этом еще вопрос, что же все-таки из них хуже), и поэтому нельзя ограничиваться полумерами, ссылаясь на то, что свободный рынок и безгосударственные капиталистические отношения спасут мир. Не спасут, они его окончательно угробят.
     
     Ну а так как растет спрос на высококвалифицированную рабочую силу, все большей эксплуатации (все более жестокой) подвергаются уже и работники умственного труда, то можно смело говорить о том, что мы все ближе подходим к информационному обществу, и скоро, возможно, информалиат[9] станет основным производительным классом общества, который вытеснит классический пролетариат, подомнет под себя либо впитает пролетариат умственного труда и станет главным носителем революционного потенциала (работники сферы обслуживания видимо окончательно интегрируются в Систему, либо будут вытеснены, по крайней мере, во многих сферах жизни, робототехникой, а потому не смогут быть главными двигателями Революции).
     
     Пока же этого не произошло, мы можем только лицезреть процесс вызревания такой ситуации, а потому работать нужно, хотя и на перспективу, но, в конкретно существующих условиях, а значит, исходить из реальности, а не теоретической (пока) будущности. Когда будущее придет, тогда и будет действовать в соответствии с произошедшими изменениями.
     
     При этом мы убеждены, что система экономического принуждения останется таковой до тех пор, пока будет существовать капитализм, а это снова напоминает нам о Революции (ни система государственной власти, ни капиталистический способ производства никогда так просто свои привилегии не уступят, а потому, рано или поздно, дойдет до нового глобального Социального взрыва, на вроде тех, что были во Франции в 1789-м, в России в 1917-м, или в Испании в 1936-м).
     
   
Добавлено:
   Средства производства должны быть обобществлены (перейти под общественный, коллективный контроль, а частная собственность должна будет быть полностью изжитой из всех сфер жизни, и полностью заменена, с одной стороны, общественной собственностью, а, с другой, личной, которая является именно личным владением и не служит источником получения прибыли, накопления богатств).
     
     Но это уже отдельный разговор, сейчас же речь конкретно об анархо-коммунизме, как социально-экономическом и политическом устройстве.
     
     В таких условиях (когда средства производства находятся в руках самих производителей, и они сами распоряжаются своим трудом, своим временем и т. д.) происходит эмансипация труда: не начальник теперь тебе приказывает, не логика выживания тебя заставляет работать хоть где-нибудь, а сам коллектив решает, сколько и как ему работать, каждый работник принимает участие в принятии соответствующих решений, и каждый сам для себя решает, где именно ему лучше трудится, к чему приложить свои силы и знания (труд здесь становится не обузой, а сознательной необходимостью, точнее - осознанной), при этом необходимо напомнить еще и о том, что еще все тот же Петр Кропоткин говорил о четырех-пяти часовом рабочем дня, а мы добавляем от себя, что в современных условиях (когда хотя и растет стремительно население Земли, но и НТП не стоит на месте, причем его достижения используются далеко не в полной мере) вполне возможно говорить о пятнадцати-двадцати часовой рабочей недели (а что касается посменной работы, то тут видимо можно говорить о шести часовой смене).[10] При этом график несменной работы должен быть свободным, и не привязанным к рабочим часам (эта привязка должна быть условной, равно как у людей, занятых на посменных работах, и зависеть от больше от объема работ, а время - это скорее приблизительное распределение нагрузки... в конце концов, зачем сидеть на работе, если делать нечего, а, с другой стороны, почему не задержаться, если есть срочное дело, так что, протяженность рабочего времени не жестко нормированная, но при этом, не должна сильно колебаться, так иначе может оказаться, что снова кто-то вообще не будет ни черта делать, а другие станут вкалывать "за десятерых").
     
     В любом случае, надеемся, что нам удалось прояснить ситуацию, касаемо того, почему мы говорим о свободе от экономического принуждения в условиях торжества анархистского коммунизма, и в чем это должно проявляться (с чем это связано).
     
 А теперь немного о том, что мы понимаем под "повседневной свободой".
     
     Дело в том, что современный мир полон условностей, предписаний, ограничений, запретов. Постоянно сталкиваешься с тем, что "то нельзя, это нельзя", вечно ты искусственно ограничен в своих возможностях (они у тебя есть, ты их реализовать не можешь). Мы же считаем, что свобода самовыражения, свобода передвижения (ограничиваемая сегодня всевозможными границами, визами и проч.), возможность быть самим собой, свободомыслие, возможность свободного выбора досуга, который ограничен только рамками общества (твой досуг не должен нести физический или моральный - психический - вред окружающим людям, и это, видимо, единственное ограничение в данной сфере, которое может быть наложено обществом на человека) - это и есть повседневная свобода, без которой о по-настоящему свободном обществе не может быть и речи, а то у нас постоянно сюда вмешиваются "государственные интересы" и прочая подобная чушь (в конце концов, личная жизнь человека - это именно его личное дело).
     
     Повседневная свобода - это то, о чем писал Михаил Бакунин: "<...> свобода без социализма - это привилегия, несправедлиґвость, <...> социализм без свободы - это рабство и животное соґстоянии."[11] Ну невозможен анархо-коммунизм без свободы, если нет свободы, то это не анархо-коммунизм.
     
     Мысль третья: "а коммунизм точно не противоречит идее свободы, анархическим идеалам"?
     
     Вроде бы эти вопросы уже должны были отпасть, но не факт, так как не говорилось о том, в чем все таки суть коммунизма. Нет, конечно, уже было сказано о "довольстве для всех" и равенстве, об отрицании частной собственности, но это ведь еще не все, что можно и нужно было сказать про коммунизм.
     
     Это связано с рядом предубеждений, поэтому скажем кратко, анархистский коммунизм, кроме всего, выше упомянутого, это:
     
     - всестороннее развитие личности (знание, не товар, оно должно быть равнодоступным для всех; элитарность знания порождает власть, так как человек знающий что-то такое, знание о чем не доступно, закрыто для других уже обладает над другими манипулятивной властью);
     
     - принцип права на не согласие с принятым решением: "Желательно приходить к согласию, когда принимаются жизненно важные решения. Но часто это невозможно, а действительность требует оперативно решить вопрос. Тогда решение принимается большинством. Сообщество, где все решения принимаются на основе консенсуса, скорее всего, будет похоже на концентрационный лагерь.
     
     Из принятия решений большинством, в свою очередь, совершенно не вытекает необходимость для меньшинства подчиняться большинству. Достаточно, чтобы оно не мешало. Могут не участвовать в выполнении решений, могут критиковать их - но не имеют право противодействовать."[12];
     
     - децентрализованное управление, основанное на федералистском принципе (максимально возможная децентрализация управления всеми сферами жизни, в частности, производством, при этом не полнейшая замкнутость на себе отдельных регионов, но их максимально возможное самообеспечение при одновременной интеграции в мировое хозяйство, а так же информационную сферу, если централиз

Кащей

[Для просмотра ссылки зарегистрируйтесь]    Несколько слов о современном анархизме
     
     
     
     Когда сегодня говорят об анархизме, то, обычно речь заходит либо о том, что это идеология хаоса и разрушения, либо о том, что анархизм - это либертарное течение, которое давно уже умерло (при этом можно услышать много лестных слов о прекрасных, но "несбыточных" утопиях, которые, может быть, когда-нибудь и воплотятся в жизнь, но явно не при нас).
     
     Первых мы обсуждать не станем - это пустая трата времени, напомним только еще раз, что анархизм - это течение всех угнетаемых слоев общества за социальную справедливость, и хаос здесь не причем, так как порядок при Анархии рождается из справедливости распределения обязанностей между людьми и из свободы и равноправия всех граждан. То есть анархия - это и есть подлинный порядок, основанный на справедливости и взаимоуважении всех и каждого.
     
     О вторых же стоит поговорить особо.
     
     Вы говорите, анархистское течение скончалось? Смею вас уверить - это совсем даже не так, просто анархистская активность сейчас не на том уровне, что была ему присуща до начала Второй Мировой войны, однако же интерес к анархистским идеям последнее время в мире вновь начинает просыпаться. Да, нельзя сказать, что наше движение находится на пики своего развития, до этого нам еще очень и очень далеко, но, нельзя не заметить и того, что анархистские организации постепенно выходят из затяжного кризисного пике, вызванного торжеством идеологии национального (социального) государства.
     
     Однако же, существует М. А. Т. (Международная Ассоциация Трудящихся - Анархо-Синдикалистский Интернационал), И. Ф. А. (Интернационал Федераций Анархистов), существуют и организации, не входящие в эти Интернационалы, существует движение радикальных экологов, существует автономистское движение, международное движение альтерглобалистов (в первую очередь нас здесь интересует так называемый "Черный Блок") - в этих организациях и движениях учувствуют по всему миру тысячи (или даже десятки тысяч) людей.
     
     Говорят, что анархизм умер. Но, почему так говорят, почему некоторые люди в этом так уверены? Ответ кроется, по всей видимости, в том, что, по мнению этих людей, анархизм всегда был самым утопичным явлением во всей левой мысли, но, раньше если он и привлекал к себе внимание необразованной части человечества, мелкой буржуазии, то теперь мир изменился, люди в основной своей массе стали более образованными, лучше разбираются в политике и не ведутся уже на удочку крайних утопистов, а мелкобуржуазный элемент отошел от анархизма к неолибералам, встал на их сторону, и теперь у анархизма попросту нет социальной опоры, а, следовательно, он умер.
     
     Логично конечно, вот только не соответствует действительности. Во-первых, выше уже написано было, насколько движение "умерло", а, во-вторых, хочется теперь отдельно пройтись по вопросу о нашей утопичности и проигрошности относительно политических партий.
     
     
     
     Отрицание партийности
     
     
     
     Анархисты всегда были и будут принципиальными противниками партийной организации, однако, мы вовсе не против грамотной организованности, просто - это совершенно различные понятия, и термин "партия" никогда не может быть применен структуре, претендующей на звание анархистской, так как партия - это иерархия и строгая партийная дисциплина, против которой мы выступаем с принципом самодисциплины, когда человек делает, не потому что так велело его руководство, а потому что он сам понимает необходимость данного действия (и такую ответственность в людях надо всячески развивать, чтобы люди могли сами за себя решать и не становиться жертвами политических махинаторов и шарлатанов).
     
     Так что мы выступаем против партийного руководства, против того, чтобы партии руководили протестной активностью людей, мы выступаем за самоорганизацию, а это равноправие участников, удовлетворение именно их, а не чьих либо еще потребностей, интересов, ведь политическая организация - это иерархия (вертикаль власти), отсутствие подлинного равенства, не более, чем удовлетворение узкопартийных интересов.
     
     При этом у самоорганизации должна быть (и так оно и есть в действительности), широкая социально-экономическая и антиполитическая (то есть - не партийная, что так же является политической позицией: или ты занимаешься политикой, или она тобой) база, в то время как партийность подразумевает множество демагогических обещаний, и пусть даже частичном выполнении их (главное - не во вред партийным интересам) в случае успеха.
     
     При этом, противопоставляя самоорганизацию партийности, анархисты тем самым не пытаются искусственно ограничить развитие массового движения, а, как раз таки наоборот, ведь иначе протестная активность будет канализирована в то русло, которое будет выгодно какой-либо партии (допустим - партии власти, либо партии, которая рвется на ее место), и далеко не факт, что такое русло окажется тождественным подлинным интересам народа.
     
     Да и история рабочего движения не подтверждает бредовый тезис о том, что анархисты только мешают созданию массового рабочего движения:
     
     - в ФОРА в начале 20-го века были десятки тысяч рабочих;
     
     - в Испании 30-х - миллионы;
     
     - в Германии в ФАУД состояло множество членов;
     
     - в итальянском УСИ тоже было множество активистов, которые боролись с установлением в стране диктатуры Муссолини[1].
     
     Список, при желании, можно было и продолжить...
     
     Опять же, в сегодняшних всевозможных анархистских организациях состоят сотни и тысячи членов.[2] Так что говорить о вредности и маргинальности анархистской мысли не приходится, хотя проблема маргинализации и существует, но она, скорее следствие социально-экономической ситуации в мире в целом, и отдельных странах в частности, нежели причина.
     
     Да и как анархисты могут ограничить развитие рабочего движения, если они всегда выступали и выступают, и будут выступать за участие на равных в движении всех задействованных в нем рабочих, всех трудящихся, кто желает сбросить с себя удавку эксплуатации... Можно сколько угодно говорить и писать бред о никчемности теории анархо-коммунизма и анархо-синдикализма, однако же, лучше трезво взглянуть на результаты деятельности самоорганизованных трудящихся с одной стороны, и входящих в авторитарные профсоюзы (коими являются все, в которых есть верховодящие "командиры", все, где заправляют те или иные партийцы), чтобы понять, что будущее именно за либертарной самоорганизацией снизу, когда все члены равноправны, а отнюдь не за партийной дисциплиной никчемных профсоюзов.[3] Можно вспомнить еще и историю "левого" движения в Западной Европе в XX-м веке: сначала левые политики смогли придти к власти во многих странах этой части света (после Второй Мировой) на волне народных движений, однако уже в 60-е годы началась новая волна левого протеста - против "старых левых", не оправдавших возложенных на них надежд со стороны населения.
     
     Взять ту же Россию. Да, в ней нет на сегодня не то что рабочего, вообще фактически никакого движения сопротивления против Системы, однако все досужие разговоры разномастных политиканов о том, что в случае возникновения такого движения, перед ним "неизбежно возникнет необходимость партийного руководства" - не более, чем бред бальной фантазии (либо просто желание удовлетворить свои авторитарные инстинкты), уже хотя бы в силу того, что крах всех социальных революций и движений связан был как раз с партийностью: революционные движения начинались снизу, и бывали радикальны, однако, как каким-нибудь партийцам удавалось их оседлать, то движения угасали, и переориентировались на удовлетворение властнических аппетитов политических вождей.
     
     В сегодняшнем мире народ зачастую действует в своем протестном процессе именно против всякой власти, хотя и подпадает потом под контроль очередных демагогов, но это уже скорее камень в огород недостаточной активности и, возможно, теоретической подкованности анархистских активистов.[4]
     
     Так что, умные люди давно понимают, что никакая власть не бывает справедливой, и, поэтому, от того, в чьих руках эта самая власть находится, для трудящегося народа фактически "ни тепло, ни холодно" (вся разница того, в чьих именно руках власть - это способы эксплуатации, и не более того). Социальная справедливость возможна только при уничтожении всякой власти - вот та истина, которая должна быть революционным лейтмотивом масс.
     
     А авторитарные "борцы" тем временем утверждают, что они вовсе не считают рабочих дебилами, так те видят, кто им реально помогает, а кто хочет их использовать. Говорят, что вовсе и не навязывают никому своего мнения. Дескать, пропаганду они ведут, убеждают людей, четко формулируя то, что люди эмпирически чувствуют и развивают их повседневный опыт.
     
     Софистика, и еще раз - софистика, и не более того, ведь пропаганда (осуществляемая партийным руководством) и не может (и не должна) навязать мнение, она только способствует тому, что бы ее внушителям поверили и пошли за ними, как за авангардом, стали голосовать (либо лезть за своих "благодетелей" на баррикады)... вот тут то обман и начинается... а так... нуда, рабочие не дураки, только многие голосуют за откровенных ублюдков... да вообще, за кого ни голосуют - вечно обламываются, причем по этому поводу, самое трезвое, что приходится слышать от пролетариев: "можно вообще не голосовать - один хрен все воруют и наебывают", или такое "проголосуем за самых молодых, а то все старики воруют."
     
     Объективная реальность капитализма делает людей рабами, интегрированными в Систему. Когда люди восстают, то на их психологии остается отпечаток отбрасываемого бытия. При этом авангардисты утверждают, что в процессе борьбы меняются к лучшему (не до конца) только немногие из пролетариев, и они становятся пионерами, элитой рабочего движения - этакими профессиональными революционерами. И вот этот авангард ведет за собой остальных - "несознательных граждан".
     
     Но это не более, чем проповедь партийного авангардизма, и ведет она совсем даже не к пробуждению масс, а к их порабощению, но уже не в интересах Капитала или "старого" государства, но в интересах партии. Становясь авангардом, авторитарии создают элиту, иерархическую систему контроля... в то время как анархисты считают необходимым развивать в людях здоровый коллективизм и самостоятельность мышления.
     
     Что ж, видимо только анархисты верят в потенциал народного сопротивления Системе... тем лучше для анархистов...
     
     Упразднение классов, капитализма, власти это и есть задача Социальной Революции.
     
     Единственное, есть проблемой с уничтожением классового деления, так как при их (классов - К. С.) фактическом устранении, у людей сохраняется психология вышедших из классового общества - и вот эту психологию - и необходимо будет устранять на следующий день после Революции.
     
     Но вот ведь дилемма - "кого и за что бить" (хотя, на самом деле, такой дилеммы нет - есть тока лапша на наших ушах, навешанная всевозможными претендентами на власть). Если я "бью" за партию - то это ничуть не лучше, чем, если меня "бьют" партии, ведь придя на место свергнутого, ты сам становишься таким же, как он, а, часто и того хуже - большевики замечательный тому пример, когда новая власть превзошла своими зверствами свергнутый "кровавый царский режим".
     
     Таким образом, "бить" разумно только за себя и за всех угнетенных, "бить" всех насильников, тогда и только тогда возможна справедливость.
     
     "Бить" же за партию - это прямой путь к диктатуре, то есть к тому, чтобы "бить" уже и несогласных с интересами конкретной партии, будь они тысячу раз правы и понимай ты их или нет.[5]
     
     Опять же, по поводу "партийных интересов", "партийной борьбы":
     
     - партия неизменно ставит себе целью захват власти или занятие мест в парламенте, что неприемлемо, так как, используя механизмы государства, мы признаём тем самым, свою от него зависимость;
     
     - партия как нечто организованное и массовое, ведёт себя по всем законам иерархической авторитарной структуры, то есть, ущемляет интересы многих и подчиняет их интересам "руководства";
     
     - партия всегда имеет некий фетиш - то есть члену партии "промывают" мозги, в том смысле, что идолом для него становится вождь, эдакое божество, или даже просто теория, либо мистифицированные "партийные интересы";
     
     - партия усредняет запросы и идеи своих членов, делая её конкретную работу почти бесполезной, а обосновывается это тем, что все желания каждого отдельного человека учесть просто невозможно.
     
     Цель любой партии - это Власть, а вовсе не интересы трудящихся (об этом свидетельствует история в частности марксистских партий в 20-м веке - России, Кубы, Китая и др.). В качестве примера: "Опыт большевистского эксперимента наглядно подтвердил предупреждения анархистов о невозможности осуществления социальной революции через политическую, то есть с помощью захвата власти. Разрыв во времени акта слома государственной машины буржуазии и процесса экспроприации частной собственности неизбежно должен был привести к возникновению ситуации "небуржуазной" политической надстройки над "смешанным" базисом, то есть к сохранению классов и классовой борьбы после переворота."[6] И тоже самое мы можем сказать про другие политические "Революции".
     
     Революция проигрывает в борьбе с реакцией, и ей часто наследует тоталитаризм: СССР, Куба, Китай...
     
     Анархизм тоже конечно не безгрешен, есть в его истории и свои позорные моменты, да вот только проблема тут в том, что у для нас это позор отдельных личностей, но никак не всего движения в целом, речь в данном случае о вхождении в правительство лидеров Испанской НКТ во время Революции и Гражданской войны 1936-1939-го годов, а так же о таком человеке, как Исаев[7].
     
     Для анархистов переход каких-то членов движения на государственные (либо коммерческие) должности не значит, что их станут слушать раскрыв рот... равнение на вождя чуждо либертариям... Это оппортунизм отдельных личностей, и не более того (другое дело, что удар по движению это, конечно же, наносит).
     
     Причем для нас подобные случаи (в особенности, то, что произошло в Испании) - это не более, чем урок на будущее, паранойю никто разводить не собирается, равно как и посыпать голову пеплом и "убеждаться" в "бесперспективности" анархистской мысли.
     
     Что касается упущенных возможностей анархистов, то тут необходимо напомнить о причинах неудач (о части причин).
     
     У махновцев не было промышленной базы и постоянно не хватало оружия вооружить своих солдат - его фактически задавили числом, задавили экономической мощью (под большевиками было много больше народу, у них было много больше материальных ресурсов, нежели у свободолюбивых повстанцев) и общей усталостью народа, когда махновцам попросту не хватило размаха - да еще постоянные удары в спину, исподтишка большевиков.
     
     Испания - там промышленная база была, но все равно проиграли... так ведь и продержались то дольше, и успехов на социально-экономическом поприще добились больших, нежели Махно, а победили их даже не франкисты, прямые враги, и не коммунисты-марксисты - победило предательство в тылу, когда военная мощь анархистов находилась на фронте а по их тылам ударила снятая с фронта армия республиканцев. Анархисты не были побеждены - им разгромили тыл, но не победили... победили уже потом, когда, с одной стороны наседал Франко с немецкой и итальянской военной помощью, наседал с фронта, действуя против армии анархистов, а в тылу в это время хозяйничали сталинисты и республиканцы, мешавшие снабжению армии, мешавшие либертарному строительству жизни.
     
     Партия иерархична всегда - ибо есть руководитель, есть ядро, есть руководители ячеек... если это не так, то это уже не власть. Тут все просто - либо партийная иерархия, либо не партия. Партия делится на ЦК (политические функционеры) и всех остальных (рядовые члены - "пушечное мясо").
     
     При этом партийцы иногда упирают на то, что у них допустима критика партийного руководства, однако ж. Критика - это конечно, хорошо, переизбрание ЦК - тоже ничего, но вот когда руководство издает совершенно бредовый указ: допустим, все дружно голосуют на выборах за Васю Пупкина (на чьи деньги это самое ЦК вполне может жить) - "пушечное мясо" обязано голосовать, и голосует... в противном случае - скандалы и партийные расколы...
     
     Партийная демагогия проста до безобразия: "дайте нам власть - мы знаем, что с ней сделать, как распорядится ей в ваших интересах". А, по сути, народ для партийных лидеров, и все испоьзуемые ими лозунги - это только инструмент в политической борьбе, и ничуть не более того.
     
     Власть - это бич человечества, от которого необходимо избавится, иначе нам так никогда и не удастся избавится от рабства (капитализм - это одна из форм рабовладения - посредством экономического принуждения, когда раб уверывает в справедливость своего положения и совсем перестает считать себя).
     
     Власть - это:
     
     - когда у тебя есть привилегии, когда единицы (единица) принимают решение, а другие его исполняют;
     
     - когда у тебя самый жирный кусок, а другие голодают, потому что тебе думать надо, без тебя народ ничто, как стадо без пастуха;
     
      - когда тебе достается половина (или больше - не суть важен размер, но важен принцип) прибыли, а остальное делится между сонмом твоих "соратников";
     
     - форма влияния, при которой индивидуум, группа или организация имеют возможности добиться изменения поведения других людей даже вопреки их воле;
     
     - "авторитет, обладающий возможностью подчинять своей воле, управлять или распоряжаться действиями других людей";[8]
     
     - когда есть кучка людей, у которых есть право, и есть множество, у которых есть обязанности.
     
     Анархисты противопоставляют системе власти несколько вариантов:
     
     - принятие окончательного решения консенсусом, когда в принятии решения принимают участие все;
     
     - избрание для принятие окончательных решений делегатов, которые будут выбирать из предложений, выдвинутых назначившими их, с правом отзыва данных делегатов, если те вдруг отклоняться от данного им наказа (или буде на то еще какие либо причины).
     
     Победить можно только раз и навсегда уничтожив любую власть - история махновщины и Испанской Революции достаточно этому учит, в особенности - просчеты тех лет, ошибки, допущенные либертариями...
     
     Неизбежное применение власти... нуда, любил так говорить господин Троцкий: открывая фронт Деникину, объявляя вне закона советы на территории контролируемой махновцами, и собранные самим народом, запрещая снабжать оружием и боеприпасами своих же союзников, которые последними держали фронт, когда бежали уже части красной армии: "<...> "дисциплинированные" полки 3-й бригады 9-й дивизии (красных - К. С.) бросили фронт и побежали от Юзовки к Волновахе под прикрытием махновских войск <...>"[9]
     
     А еще так рассуждали испанские коммунисты (просталински настроенные деятели из КПИ), когда решили взять власть в свои руки в Барселоне и ввели туда армию, развязали бои в тылу, лишь бы "навести порядок, и установить твердую революционную власть", а точнее - уничтожить все ростки истинной свободы.
     
     Так что, не надо ее (Власть) брать - она губит, и всегда губила, революцию, рождая якобинцев - её палачей и могильщиков.
     
     Анархисты именно помогают, в то время как сторонники партийной организованности вечно лезут покомандовать...
     
     В частности, нередко стачку на заводе пытаются прекратить именно профбоссы своими увещеваниями (договорами с начальством), при этом, когда рабочие хотят продолжать борьбу, их вынуждают отступить. То есть, профсоюзное начальство выступает в роли своевольного босса, которого заботят лишь собственные интересы и благополучие.
     
     
     
     Кроме того, есть еще и такой момент. Авторитарные леваки обычно утверждают, что дефицитные ресурсы придется распределять, нормировать, поощрять какие-то более значимые в данный момент группы населения в ущерб другим (скажем, хлеб нужен прежде всего воюющей армии, или научным сотрудникам, или рабочим передовых отраслей). И здесь неизбежно возникновение слой администраторов, которые будут этим заниматься. Пока есть дефицит, есть среда для бюрократии.
     
     Но это есть большевистский бред - стремление вечно приносить кого-нибудь в жертву, как в Гражданскую: давайте жертвовать деревней (несколько миллионов человек в итоге умерло из-за этого, только на Украине около 2-х миллионов, да в Поволжье - несколько миллионов), в пользу города?
     
     
Добавлено:
При этом наша логика - постараться свести жертвы к минимуму.
     
     А с бюрократией надо бороться на корню и не давать ей возвратится к жизни - для чего (в том числе) и надо уничтожить власть, не дав никому ее "подобрать".
     
     Ну а то, что диктатура пролетариата - это есть форма борьбы, не только внешней, но и внутренней, что является спецификой переходного периода, то это уже софистика в духе сталинизма, когда постоянно выискивают (и тем самым порождают) пятую колонну и врагов народа.
     
     Говоря о деятельности Ленина: концлагеря при нем появились... а не при Сталине.
     
     Рабочее государство - это форма власти, а не борьбы, а диктатура пролетариата - это создание новой иерархии и класса бюрократов. Впрочем, эти понятия идентичны.
     
     
     
     Объединяйся - сопротивляйся!
     
     
     
     Мы ведем свою борьбу за полное освобождение человека от эксплуатации, против всех возможных форм отчуждения. И борьба наша носит именно классовый характер (этот подход вовсе не устарел за последние сто лет, он лишь стал не столь очевидным вследствие мимикрии капитализма и проституции либерализма).
     
     Когда же нас обвиняют за подобный подход в идеологической отсталости, а то и даже в фашизме (красном фашизме, надо полагать), то мы единственное, что можем возразить, это то, что мир с давних пор разделен на подчиненных и подчиняемых, и сама природа данного разделения диктует людям определенную манеру поведения - интересы у разных классов различны (когда классы осознали себя таковыми - тогда и началась классовая борьба).[10]
     
     Для нас "рабочий" - это любой наемный работник (вне зависимости от форм труда, им исполняемого), при этом существует целый перечень, на которых они подразделяются: пролетарии, пролетарии умственного труда (трудовая интеллигенция), крестьяне, сельский пролетариат, работники сферы обслуживания и т. д. (вплоть до зарождающегося сегодня информалиата, производителя основного ходового товара будущего информационного общества - информационных технологий, и связанных с ним процессов). В тоже время менеджеры - это как раз "эксплуатирующий класс", с экономической точки зрения, хотя вроде бы и относятся к категории наемных работников, однако выполняют различные функции.[11]
     
     Что касается рабочих, то дело тут в том, что по своему экономическому положению (и по соответствующему ему социальному и политическому положению) рабочий (а типы рабочих перечислялись выше) находится на самом дне общества, и причиной этого как раз таки и является система классового расслоения.
     
     И именно поэтому рабочий класс - является наиболее низкой социальной нишей общества, у которой (в подавляющем большинстве, при этом исключения лишь служат гарантией существования правила) нет никакой перспективы на будущее, кроме как пахать и пахать на своих хозяев - частных капиталистов и/или государство.
     
     И это - наша паскудная действительность.
     
     Рабочие люди - это никакая не "серая масса", но именно та роль, какую отводят им власть и капитал имущие кровососы. "Серая масса" же масса - это все те, кого такая скотская жизнь устраивает, то есть те, которых устраивают жалкие подачки, кто смирился и пьет, кто опустился. Естественно, в духовном смысле Система угнетает всех - даже самих эксплуататоров (от того и говорят, видимо, что "не в деньгах счастье"). Но вот только реальность такова, что есть угнетенные и угнетатели, и их сущность - непримиримый антагонизм.
     
     При этом ситуация подчас усугубляется еще и степенью атомизации общества, и в качестве примера можно сказать например о том, что в США, в 60-е годы, правительство использовало рабочих для разгона демонстраций хиппи.
     
     Так что, никто не спорит - проблема организации сопротивления Системе очень серьезна, и даже более, чем некоторые могут подумать: зачастую людям в современном мире торжества общества потребления и зрелища попросту наплевать друг на друга, для них действительный и важнейший из миров - это мир брюха-фантазии, и не более: "Нынешнее поколение живет в одномерном мире, в мире где нет вершин и пропастей, который - одна бесконечная унылая плоскость, украшенная мозаикой массового псевдоискусства - индустрии, поставляющей кайф в необходимых количествах."[12]
     
     Однако хочется верить, что перспективы у нас все-таки есть: "Торжество "фордистско-тейлористского" индустриализма (после Второй Мировой войны - К. С.) и его политической формы организации - "социального государства" на Западе привело к длительному затуханию классового сопротивления людей труда. Только теперь, в самом конце века, на фоне новых технологических сдвигов, внедрения "постфордистских" методов ведения хозяйства, а также связанным с этим наступлением неолиберализма и демонтажем "социального государства" ситуация, возможно, начинает меняться."[13]
     
     Наша задача состоит на сегодняшний день в развитие децентрализации, взаимопомощи, коммунитаризма, вовлечение всех трудящихся во все сферы жизни... напрямую, а не через их подчинение партийцам, так и только так мы сможем со временем добиться воплощения в жизнь наших либертарных идеалов.
     
     Именно децентрализация, так как централизация - это медленная смерть в казарме: "Централизация - это машина, формирующая новые классы, которые вскоре вернут себе привилегии, не обязательно экономические. Чтобы избежать этого подводного камня, уничтожить который стремились все социалистические эксперименты истории, необходим федерализм, который объединит все многообразие самоуправляющихся предприятий, начиная с двух полюсов, формирующих основной принцип: самоуправления предприятия и его вклада в сообщество производителей."[14]
     
     Кроме того, необходимо, что бы рабочий класс вновь ощутил, осознал себя как класс, и больше не попадался на уловки всевозможных деятелей, метящих ему в новые господа, но добивался своих целей сам, своими руками: "Никто не даст нам избавленья: ни бог, ни царь и не герой."[15]
     
     Анархисты должны (обязаны) помогать развитию в людях самостоятельности, чувства коллективизма, в то время как представители партий следуют примерно такой логике: "мы политически грамотны, мы Маркса читали, мы в экономике разбираемся, а вам (рабочим) еще учится и учится у нас (и лучшие из вас смогут занять места во властных структурах, находящихся под нашим четким и справедливым руководством)..." - вот рабочие открыв рот за ними и идут... точнее они этого хотите (может и не прямо таки все члены партий, но руководители уж точно).
     
     
     
     Реальное самовластие - это борьба народа за свои права без чьего-либо идеологического руководства. Народу нужен совет, а не указ.
     
     На смену системе государственной власти должна придти система координационных Советов, выдвинутая в ходя русских Революций 1905-1907-го и 1917-1921-го годов. При этом успех будет зависеть от того, удастся ли не допустить влияния какой-либо партии. В совете должны быть только рабочие, если это рабочий Совет; только жители города, если городской и так далее. Задача анархистов - не дать никаким партийцам подмять под себя систему Советов.
     
     Просто надо, что бы в Советах не была установлена чья либо диктатура, рабочие (жители, потребители и т. п.) должны руководствоваться своими собственными интересами, а не чьими-то еще. Дело здесь только в том, что анархисты, которые не находятся у власти, должны следить в частности за тем, чтобы не произошло чьего-то усиления, как политического вождя, проводят разъяснительную работу среди населения. К тому же, полномочия пребывания в Совете не должно быть долгим - допустим срок на пол-года (если плохо разбирается в своем деле - заменить другим) - обязан работать принцип ротации, кроме того, Совет - это координирующий жизнь орган, он в принципе не имеет права указывать как жить, он должен только выполнять народные предписания... так что, если кто-то начинает диктовать свою волю - это прямое нарушение принципа Советов.
     
     Есть, конечно, реальная проблема в современном мире, возникающая в отношении будущего советской системы: дело в том, что современные рабочие в подавляющем большинстве своих интересов не понимают или понимают на самом примитивном уровне (что вызвано как развитием конвейерного производства, так и атомизацией общества в целом, наступлением на коллективистские начала идеалов потребительства и зрелищности). Есть интересы стратегические, для осуществления которых людям, вероятно, придется претерпеть определенными лишения, так как сразу и идеально наладить новые отношения, скорее всего, не удастся. Способны ли будут беспартийные (координационные) советы разрешить этот конфликт интересов? Не восторжествует ли на волне конфликта данных категорий интересов реакция?
     
     Думается, что реакция восторжествовать не сможет (если мы говорим о подлинной Социально Революции), ведь советы - это органы коллективного творчества, где нет места местничеству и эгоистическим интересам. Здесь вырабатывается линия на принесения общей пользы, пользы для всех, а потому реставрация маловероятна. Когда уничтожено государство и частная собственность, реставрация может быть поднята на флаг только теми, кто оказался вне общества, так как был эксплуататором, а он вне системы советов... хотя и в системе труда... не надо забывать, что у махновцев, на их территории были разрешены любые партии... но не все подряд, а только социалистические - рестовраторам там вообще не давали поднять голову... а социалистам государственникам разрешали говорить, без установления своей власти, то есть - разрешали агитировать, рассказывать суть своих идей. И реставрации, сворачивания анархистского эксперимента не происходило... оно произошло совсем по другой причине.
     
     Да, и еще, членство в Совете не освобождает человека от его непосредственных обязанностей (ну там, работа в цеху, например), просто он ее выполнять будет в меньших объемах. Член совета не должен быть отчужден от коллектива.
     
     Так что да, ""неизбежное" выделение в Советах своих "горы", "жиронды" и "болота"" - это порождение исключительно партийности, в народных советах такого быть не может, просто потому что там не партийные функционеры, а делегаты от народа, не обладающие властью.
     
     И слова о том, что "феномен бюрократического перерождения" можно понять, только пользуясь марксистской методологией - это полная фигня, равно как слова о том, что "раз все закончилось сталинизмом, значит изначально сталинизм содержался в латентной форме еще у Маркса, но, раз так, то и НКТ переродилась и не смогла реализовать своих революционных задач, значит, она изначально была контрреволюционной" - это не более, чем передергивание и искажение чужих мыслей и высказываний.
     
     Во-первых, "феномен..." этот очевиден уже по той простой, что власть не была уничтоженной (если речь у нас идет о минувших революциях), не был уничтожен бюрократический аппарат. Во-вторых, не "сталинизм содержится в латентной форме еще у Маркса", а сама по себе авторитарная мысль порочна с момента своего возникновения - с древнейших времен, что и было подтверждено веками существования власти. А про НКТ - что ж, противоречия и недостатки были и пока есть, мы их не отрицаем, а стараемся с ними бороться, чтобы не наступать на те же грабли.
     
     Почему хорошие люди, революционеры, искренне преданные рабочему классу, вопреки самим себе были вынуждены катиться по наклонной? Почему массы не воспрепятствовали этому процессу? Почему-почему, да потому что Власть надо добивать сразу же, а не заигрывать с ней, не вступать с нею в сделку.
     
     И это только один из вариантов, ведь есть и возможность народных ассамблей - а там принципиально коллективное принятие решений (нет совета - максимум, президиум, "разруливающий" заседательный процесс).
     
     Да, совет не приказывает. Да, люди могут устать, да, есть многое, что окажется сейчас не предусмотренным... но, можно сказать одно, что народ, который вкусил свободы - просто так он ее уже не отдаст, а если есть еще и материальные ресурсы, то он тем более не отдаст своих завоеваний - это и называется "возвращение коллективизма", когда люди не хотят возвращаться в рабство.
     
     Насилие при этом неизбежно, если эксплуатирующие классы призовут на помощь себе силовые структуры - но это не насилие при помощи власти, но вооруженная борьба народа со своими бывшими угнетателями.
     
     Защита завоевания возможной Революции - во всеобщем вооружении народа.
     
     Причем если в начале мы получаем этакую революционную армию, что ж... значит анархии пока нет, значит на пороге (или уже за порогом) гражданская война, а в таких условиях полностью либертарные принципы невозможны, хотя и необходимо их максимальное приближение.
     
     Зато в то же самое время народ можно развивать, но не через отмирание власти, а через развитие самоуправления, в направлении анархистского идеала. Надо просто учить людей думать о других.
     
     А коллективная самозащита - создание народного ополчения (милиции) - это одна из основ либертарного федерализма.
     
     Избирается (всем населением) Совет коммуны (территориального объединения) - он-то и должен раздавать, точнее, смотреть за тем, как народ разбирает, это самое оружие. И вообще, раздача оружия должна начаться сразу с уничтожения власти, то есть с начала Революции. Раздавать - всем трудящимся.
     
     "Предотвратить перерождение милиционных отрядов в р-революционные банды (либо в партийную полицию) возможно лишь одним способом: вооруженные формирования необходимо жестко подчинять гражданским органам прямой демократии (там, где эти органы одержат победу)."[16]
     
     Оружие можно и нужно давать всем, но, естественно, вовсе не по принципу - кто пришел и попросил, а по принципу, как народ решит, при участии (не при командовании) тех же анархистов, как раз, чтобы не вооружить (максимально исключить такую возможность) своих же собственных врагов.
     
     Как это сделать?
     
     Ну, вот, допустим, сагитировали солдат, те открыли склады с оружием (это, конечно, только утрированный и упрощенный пример), тем временем народ избрал совет, и на этом совете решается - кого и как, и чем вооружать.
     
     Вопрос о командовании решаться должен, видимо, будет примерно так: если речь о большой войне - координационный штаб, выборные командиры на местах, да можно еще "батька" избрать, если совсем никак, но много лучше - штаб из наиболее сведущих в военном деле лиц (которые либо будут известны заранее, если период мира был, либо будут выдвинуты в ходе борьбы, из местных командиров).
     
     Координационный штаб, это значит, что там не должно быть одного командира, либ

TENRU

10 февраля 2008, 20:16:01 #3 Последнее редактирование: 10 февраля 2008, 20:17:10 от TENRU
Кащей
Не надо копировать такие чудовищные посты. Опыт показывает - никто такие "простыни" читать не будет.
Достаточно дать суть и ссылку.
Тем более, не надо плодить схожие топики на одну тему. <_<
У вас лично, есть что сказать по вопросу ?  

San" ka

Кащей
Анархо-коммунистический сокол нашего форума восстал из небытия.
Я в контакте

Дьявол рождается среди смятенных и испуганных, тирания - среди тех, кто не чувствует уверенности в завтрашнем дне.


shim

TENRU
ЦитироватьНе надо копировать такие чудовищные посты. Опыт показывает - никто такие "простыни" читать не будет.
Достаточно дать суть и ссылку.
тут хотел ответить с цитированием и случайно все портянки закопипастил, стирать начал, так просто легче оказалось перегрузить страницу.

Кащей, анархо-коммунизм и анально-онанизм это все  от элементарной инфантильности, поверьте. Все проходят через эти стадии. Главное публично об этом нужно реже общественность информировать. Ну, со всяким бывает такое. Вот, Махно же пережил это, поумнел, и закончил не так печально, как Троцкий, хотя приблизительно в те же годы.
Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.[/b]



По всем вопросам пишите по адресу gratispp@mail.ru