02 июня 2023, 07:51:19

Новости:

Чтобы использовать все возможности форума на смартфоне или планшете необходимо в браузере выбрать настройку "Версия для ПК".


avatar_gratis

Мироточение, кровоточение, слезоточение икон

Автор gratis, 10 апреля 2004, 18:08:10

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

ivaha

Вера, это большая сила.
Это не потому, что человеку необходимо во что-то
верить, просто для людей, которые верят, нет альтернативы.
Они видят мир совсем по-другому, они не пройдут мимо,
мимо чего, мы может, проходим каждый час.
Для большинства из нас, это пока сложно и непостижимо
Из всех дорог, нет нечего лучше, чем дорога ведущая назад


Владимир Фомин

ЦитироватьЭто всё афёры поповские. Тайком по ночам "кровоточение" им делают, чтоб больше людей в церковь ходило и бабки там оставляло


ЦитироватьЭто сказки всё , и ни чё такого нету, просто очередные трюки!!!!


Я тоже так считаю.  
Я ненавижу ревнивых людей, ношу юбку без трусов назло ревнивым людям. Я против иерархии, против любых видов неравенства. Недавно я развелся с женой, так как она оказалась ревнивой.

gratis

ЦитироватьЯ тоже так считаю.

А как ты считаешь мысль материальна или нет?
Узнай первым!!! о новых темах и ответах в Telegram канале:  @gratis_forum https://t.me/gratis_forum

Fatality Foam




Владимир Фомин

08 мая 2004, 16:23:16 #24 Последнее редактирование: 08 мая 2004, 16:25:07 от Владимир Фомин
ЦитироватьА как ты считаешь мысль материальна или нет?


Докажем сначала то, что человек действительно мыслит при помощи мозга. Докажем правоту материалистов, что сознание, мышление, ощущения - продукт вещественного мозга. В качестве аксиомы возьмём правило морали, категорический императив Канта: человек должен поступать так по отношению ко всем другим людям, как бы он хотел, чтобы все эти другие люди поступали по отношению к нему.

Для того чтобы жалеть других людей и не быть жестоким эгоистом, необходимо наличие веры в то, что другие люди тоже, как и ты, способны видеть и слышать, испытывать желания и эмоции, мыслить и сознавать себя. Основание для этой веры находится в материализме. Ты знаешь то, что у других людей, как и у тебя, существуют мозг, глаза, уши. Если сознание, мышление и ощущения - продукт вещественного мозга, то другие люди могут тоже, как и ты, видеть, слышать, мыслить, ощущать, желать, радоваться или страдать. Если же считать сознание, мышление, ощущения не продуктом вещественного мозга, как тогда верить в то, что твоё "я" - не единственное во Вселенной. А отсутствие такой веры ведёт к сумасшествию и безнравственности. Будем доказывать от противного. Предположим, что сознание и мышление не являются продуктом твоего вещественного мозга. Предположим, что сознание, мышление, желания, ощущения могут существовать без материального тела, и они существовали без тела до твоего рождения на этот свет. До своего рождения на этот свет ты мог видеть, слышать, ощущать запахи и вкус пищи, мог мыслить и запоминать, но не имел ни глаз, ни ушей, ни носа, ни языка, никакого материального тела. До своего рождения на этот свет ты видел такой сон, в котором любое твоё желание немедленно исполнялось, и ты не знал, что такое страдание, вернее забыл, что это такое. Пожелаешь видеть гору бананов: она немедленно возникает перед твоим взором. Захочешь ощущать запах ландыша или вкус шоколада - немедленно ощущаешь то, что пожелаешь, и любая музыкальная мелодия слышна тебе по первому твоему желанию. Но не только создавать красивые мелодии и картины, чудесные запахи и кулинарные блюда для наслаждения своих зрительных, слуховых, обонятельных и вкусовых ощущений входило в число твоих развлечений в этом сказочном сне. Ты имел способность с одного раза запоминать любое количество информации и никогда не забывать то, что однажды запомнил. Поэтому познание всё новых математических истин не позволяло никогда скучать тебе. Всё было возможно в этом сказочном сне кроме одного: невозможно было испытать радость от мысли, что своим поступком порадовал кого-то другого. Ведь ты знал, что кроме тебя во Вселенной не было никогда, нет, и в будущем никогда не будет никого другого, способного, как ты, видеть, слышать, ощущать запахи и вкус, мыслить и понимать что-либо, радоваться чему-либо. Конечно, перед твоим взором по первому твоему желанию могли возникнуть тела людей и животных любой формы. Но ты никогда не смог бы поверить в то, что эти тела способны радоваться и ощущать что-либо, потому что они исчезают по первому твоему желанию. И вот для того чтобы познать новое неизведанное наслаждение и узнать, какую громадную радость можно испытывать, делая добрые дела, помогая кому-то другому в беде, превращая кого-то другого из несчастного в счастливого и веруя в существование других "я", ты придумываешь для самого себя совсем другой сон. В этом новом сне все твои желания уже не исполняются, и ты, и другие люди всегда имеют материальные тела, подчиняющиеся неизменным законам физики. Придумав для себя такой новый сон, ты лишаешь себя памяти, рождаешься на этот свет и начинаешь просматривать тот сон, который ты сам для себя и придумал до своего рождения. После своего рождения на этот свет ты впервые узнаёшь, что такое страдание, когда твоё желание не исполняется, и Луну достать с неба невозможно. Причём все твои страдания и неудачи только сильнее укрепляют твою веру в то, что у других людей существуют свои собственные желания, несовпадающие с твоими желаниями. Вывод отсюда простой: пока ты будешь наслаждаться от мысли, что своими добрыми делами радуешь других людей, пока не вспомнишь то, что ты - единственный во Вселенной, ты будешь страдать и не сможешь возвратиться в своё прежнее сновидение, где все твои желания немедленно исполнялись.

Таким образом, отход от материализма ведёт человека к безнравственности и солипсизму, делает его "сумасшедшим фортепиано, вообразившим, что оно одно существует на свете". Так можно развить ленинскую мысль из работы Ленина "Материализм и эмпириокритицизм"
Я ненавижу ревнивых людей, ношу юбку без трусов назло ревнивым людям. Я против иерархии, против любых видов неравенства. Недавно я развелся с женой, так как она оказалась ревнивой.

Незнакомка

Я верю в Бога. По крайней мере верю, что какая-то высшая сила существует.
Верю.....
Проверено опытом.

Paganini

Владимир Фомин
фига се прогонЪ!
ты сам то хоть чего-нибудь понял?

короче, когда ДОКАЖИТЕ мне, что нет никакого мироточения, кровоточения, слезоточения икон, тогда будем разговаривать.
Не ищи в жопе москЪ! Там говно!

Bester

у вас тут что крыша поехала???......нет более интересной и важной темы для обсуждения? :huh:  
   
Live for fun

Illidan

Управляет телом душа человека и именно она мыслит и принимает решения. Когда душа покидает тело, то оно становится бесполезным мешком ( ну, разве что на запчасти)
Когда возникают "сбои" в управлении телом, а вчастности , мозгами, то говорят, что "сошел с ума" или "едет крыша"
Не только ИМХО.

Igor_by

Для тех кто не верит

БЛАГОДАТНЫЙ ОГОНЬ

Это истинное чудо Господне впервые упоминается Григорием Нисским в IV веке. Затем о Благодатном Огне писал Иоанн Дамаскин и впоследствии описания или упоминания Огня встречаются часто. Случалось ли сошествие Огня Господня до IV века, приходится только гадать. Если, как считается, до царицы Елены пещера Гроба Господня была завалена мусором, то каждый раз в Великую Субботу этот мусор должен был воспламеняться... Но среди православных принято считать, что Огонь сходит не в качестве доказательства бытия Бога, а в награду тем, кто искренне и беззаветно верит в Христа, не нуждаясь в знамениях и чудесах. Потому можно предположить, что когда к пещере Гроба не стекались благоговейные христиане, Огонь и не сходил. Но опять таки, это лишь мои досужие и грешные предположения.

Почему при короле Бодуэне католики признавали Огонь? Очень просто - в те времена они, как и мы сейчас, пользовались Юлианским календарем и встречали Пасху тогда же, когда и православные. Лишь в 1582 году они перешли на Григорианский календарь, которым мы с 1918 года пользуемся в светской жизни. С 1582 года католики стали праздновать Пасху в другие дни, раньше, чем мы. Но Господь наш Иисус Христос не перешел на Григорианский календарь вместе с католиками. Он по-прежнему являет нам чудо Благодатного Огня в Великую Субботу перед православной Пасхой, то есть, именно тогда, когда это и совпадает с тем днем в году, в который Он воскрес и покинул Гроб. Католики обижаются на Господа и с 1582 года считают Благодатный Огонь неким фокусом.

Встреча с Благодатным Огнем - заветная цель паломничества в Иерусалим. Ради этой встречи надо прибыть в Святую Землю заблаговременно, исповедоваться и причаститься в ночь с Великой Среды на Великий Четверг, в Чистый Четверг днем присутствовать на площади перед храмом Воскресения на чине омовения ног, который совершается Патриархом Иерусалимским, и потом вечером отстоять чтение двенадцати Евангелий, в Великую Пятницу совершить крестный ход ко Гробу Господню, а в ночь с Пятницы на Субботу пробыть при Гробе, испытав на себе все гонения со стороны католиков и израильской полиции. Надо с восторгом промучиться всё утро Субботы до появления в храме Патриарха и только после этого встретить пришествие Чуда.

Чин погребения Плащаницы в храме Воскресения начинается в полночь. По московскому времени это час ночи. Чин совершается со всей присущей этому скорбному событию торжественностью, крестный ход по храму продолжается более часа, и все время красиво и со страданием поют «Кирие элейсон». Вокруг Кувуклии обходят медленно три раза. И лишь после этого вносят Плащаницу в пещеру Гроба. Потом наступает затишье.

Католики, не признающие Благодатного огня, вполне могли бы из уважения к христианским чувствам православных людей в утро Великой Субботы, которую они считают просто субботой, не устраивать мессу при Гробе Господнем, а отслужить ее в своем просторном храме Явления Христа Богородице. Но им хочется насладиться своим могуществом, и поэтому с пяти часов утра всех, кто успел разместиться поближе к Кувуклии, израильская полиция начинает изгонять из ротонды и спрессовывать в северном и южном крыльях храма.

Довелось и нам испробовать, что такое стоять в давке и наблюдать за католической мессой. Любви к католикам после этого, мягко говоря, не прибавляется. Два часа мы стояли спрессованные и ждали, когда же они начнут, ибо, как нам, в конце концов, объяснили русскоговорящие полицейские, это всё у них длится ровно час - ни минутой меньше, ни минутой больше. Я нарочно говорю «всё это», потому что назвать происходившее великим словом «литургия» не поворачивается язык.

Когда, наконец, часы пробили 7 утра, из католической ризницы вышли три францисканских монаха - негр, белый и китаец. Как и подобает францисканцам, на них были коричневые балахоны, схваченные по поясу веревкой, и сандалии на босу ногу, придающие им некий вполне пляжный вид. И этакой вальяжно-пляжной походочкой эти три монаха принялись расхаживать взад-вперед, перенося свою церковную утварь к Кувуклии. Затем появился пастырь в белой кружавчатой распашонке, исчез ненадолго в Кувуклии, потом вышел оттуда и некоторое время под звуки органа, поющего в храме Явления, он читал проповедь по-латыни. Кому? А никому. Самому себе и трем интернациональным монахам. Вряд ли кто-то из спрессованных знал латынь настолько, чтобы понимать смысл проповеди. Потом он принес облатки и вложил их в уста негра, китайца и европеоида. На сём «всё это» закончилось. Орган стал играть энергичнее, а под конец органист так увлекся импровизациями, что даже вплел в свой органный концерт мелодию «Боже, Царя храни!» Пляжные стали уносить свою утварь обратно в ризницу, а в начале 9-го ограждения сняли и нас пустили на свои места, где мы провели ночь.

Повторяю, никаких добрых чувств к католицизму и лично к папе Иоанну-Павлу «всё это» внушить не могло. Напротив, некоторые из особенно спрессованных не затрудняли себя в выборе выражений, типа: «Ну шо воны кота за хвист тянуть!», «Педофилы папские!», «Сколько у него там таблеток?» (это про облатки), «Цирк устроили!»

Надо сказать, что протестанты пошли еще дальше в своем удалении от Христа. Они не только не признают Благодатный Огонь. Они не признают и сам храм Воскресения как место смертельных мук и воскресения Христова. В 1867 году археологи обнаружили некое захоронение за пределами Старого Иерусалима напротив Дамасских ворот, неподалеку от Шхемской улицы. В 1882 году пещеру исследовал архитектор Шик. Было замечено, что пещера расположена у подножия холма, отдаленно напоминающего человеческий череп, и на этом основании английский генерал Гордон объявил, что сие и есть настоящее место Распятия и погребения Иисуса Христа. С тех пор она так и называется - не Голгофа Господня, а Голгофа Гордона. В 1910 году англичане открыли здесь огромный собор Святого Георгия Победоносца. Протестанты предпочитают здесь, около своей особливой Голгофы, праздновать свою Пасху. И это хорошо. А то бы нам еще пришлось протестантское шоу наблюдать в утро Великой Субботы!

Ближе к полудню в храм впустили людей с улицы, и сразу стало гораздо теснее, чем раньше. Некоторые, толкаясь локтями, стремились во что бы то ни стало протиснуться поближе к Кувуклии, какая-то неслабая женщина возмущалась нашим присутствием: «Гляньте! Это наши Иваны к нам из России припёрлись! Мы от них уехали, а они тут как тут пожаловали!» Вероятно, она вполне всерьез полагает, что как гражданка государства Израиль имеет свою долю собственности на Христа...

Всё это тоже надо было перетерпеть. И как можно смиреннее. Меня вытеснили, и я оказался гораздо дальше от Кувуклии, чем мои спутники. За спиной у меня стояли девушки и юноши с Украины, вошедшие в храм уже сейчас, любопытства ради. Они переговаривались о своем незамысловатом бизнесе и очень сетовали на то, что неведомо, сколько еще ждать этого Огня. Надо было старательно сосредотачиваться на молитве и не обращать внимания на окружающих. Но чем дольше, тем это становилось труднее.

Потом появились арабы-христиане. Прежде я уже читал о том, как они буйствуют перед явлением Благодатного Огня, и потому мне не показалось их разудалое поведение чем-то ужасным или оскорбительным. Они грохотали барабанами и улюлюкали. Наша бедная Надя кричала вместе с ними, стоя при муже и сыне где-то совсем близко от Кувуклии. Потом арабы стихли, и уже ничто не предвещало, что Огонь явится.

- Пийдемо в гостыныцю, там свий огонь запалымо, - сказала одна из украинских девушек за моей спиной.

В следующий миг высоко под куполом храма что-то зажглось и стало пульсировать, как пульсирует кровь, вырываясь из разрезанной вены. Затем на одной из стен стрельнула зарница, подобная фотовспышке. За ней - другая, третья, и вот уже по всему храму заиграли зарницы. Те самые, о которых писали со времен Средневековья, когда еще не была изобретена фотовспышка. Я посмотрел на часы - было 14-30 по московскому времени. Я полагал, что Огонь явится вот-вот, но ошибался. Зарницы, помелькав, исчезли, будто затаились, и вновь стали вспыхивать только минут через двадцать.

- Пиротэхника! Светомузыка! - раздалось у меня за спиной весьма скептическое замечание.

«Должно быть, так же теперь думают и католики», - подумалось невольно. Но эти мысли уже были как будто-то чьи-то не мои, потому что всё существо с каждым мгновением начинало всё больше трепетать в предчувствии самого главного события в жизни. Я оглядывался по сторонам и не видел лиц, потому что за лицами и очертаниями людей угадывалось гораздо, неизмеримо большее, чем сей мир.

Зарницы отныне не утихали, они вспыхивали то там, то здесь, то близко, то далеко, они играли в храме, складываясь в разные квадратики, треугольнички и кружки, мелькали и прыгали. И я стал тянуться в сторону Кувуклии своими пучками свеч, мечтая, чтобы у меня Огонь зажегся сам. Я более не думал ни о католиках, ни об украинках, ни о полицейских, ни о ком и ни о чем. Мечта тянула и устремляла всего меня туда - в сторону Гроба Господня, в который уже вошел Патриарх Ириней и двери которого уже запечатали кустодией - огромной восковой печатью.

Вдруг я увидел мальчика, который сидел на плечах у своего отца и трепетно тянул в сторону Кувуклии свои свечки. «Господи! Пусть не у меня, а у него зажжется!..» - пронеслось мигом в моей душе. Я посмотрел на часы. Они показывали 15-07 по московскому времени. В сей миг весь храм наполнился радостным и восторженным криком, зарницы продолжались, но уже родилось лиловое зарево - его вынес из Кувуклии Патриарх Ириней, его уже разносили во все стороны, и оно уже само отскакивало во все стороны, подобно ёлочным шарикам, и у многих сами зажигались пучки свеч, как сами зажглись лампады над входом в Кувуклию. Один шарик взлетел вверх и зажег свечи у монахов, разместившихся на втором ярусе ротонды. Быстро разносилось пламя по храму, и вот уже горят свечи у меня в руках, я стою и смотрю на них, не в силах оторвать взгляд; мне и радостно, и страшно, я провожу Огнем по лицу, Огонь горячий, но он не жжет и не опаляет, он ласковый и сильный. От него не чернеют фитили у свечек до тех пор, покуда он не начинает обжигать, то есть, покуда он не становится таким же, как любой другой огонь на земле.

- Е Бог! Е Бог! Е Бог! - крестятся и причитают за моей спиной украинки.

Я оглядываюсь - вид у них перепуганный, глаза сверкают. Кто-то зажигает свои свечи от моих. Человеческая река трогается с места и движется в сторону выхода. Я иду и несу перед собой Благодатный Огонь! Какое счастье!

Он уже делается горячим, мне кричат, что его надо тушить. Полицейские выступают в роли пожарных, гасят многим свечи из ручных огнетушителей. Лица у полицейских одновременно и сердитые, и растерянные, кажется, вот-вот, и они тоже станут креститься, приговаривая: «Е Бог!»

Мы выносим Благодатный Огонь на площадь. На площади - яркий солнечный день. Фитили на свечках начали чернеть. Огонь уже обжигает.

Слава Тебе Господи! Свершилось!
ХРИСТОС АНЕСТИ! ХРИСТОС ВОСКРЕС! АЛЬ МАСИХ КАМ!

Говорят, что в тот же вечер успевают привезти в Москву самолетом лампадки, зажженные от Благодатного Огня. А в Иерусалиме до вечера наступает блаженная тишина. На душе радостно и спокойно. С нами Бог, разумейте языцы!

Он снова воскрес, и в 11 часов вечера, немного поспав в гостинице, мы возвращаемся в храм Гроба Господня, чтобы отпраздновать Его Воскресение. Теперь народу немного, праздношатающихся любопытных туристов и вовсе нет, только верующие. В России ночь с субботы на воскресенье - главное событие Пасхи. Здесь главное событие - явление Благодатного Огня, и оно уже состоялось.

Так странно было прийти сюда ночью после всего, что мы уже пережили накануне. Храм Воскресения Господня стал для нас уже самым родным местом, особенно тот его уголок, где мы так долго ожидали сошествия Огня. И только теперь мы вдруг заметили, что совсем неподалеку от этого места висит старая почерневшая картина, изображающая Иерусалим и храм Воскресения, на который с небес льется поток огоньков.

Ночной крестный ход на Пасху совершается здесь не так, как у нас, не вокруг храма снаружи, а вокруг храма внутри. Потом все встают вокруг Кувуклии и начинается радостное возглашение. Сначала восклицают по-гречески:

- Христос анести!

- Алифос анести! - отвечает весь храм дружно и громко.

Потом по-русски:

- Христос воскрес!

И в десять раз громче и дружнее, весь храм Воскресения Господня отзывается:

- Воистину воскрес!

Потом возглашают по-сербски и по-арабски. Арабы вновь веселятся гораздо более бурно, скачут, бьют в барабаны, даже свистят. В первый раз услышав по-арабски «Христос воскрес! Воистину воскрес!», мы были крайне удивлены - нам отчетливо слышалось в их криках: «Зиг хайль! А-ха-ха!» И когда священник возглашал в очередной раз:

- Зиг хайль!

Мы со смехом кричали вместе с арабами:

- А-ха-ха!

Лишь на другой день в одной арабской лавочке нам растолковали. Оказывается, слава Богу, никакой не «зиг хайль!», а - «Аль Масих кам! Хакам кам!»

Потом из храма Гроба Господня мы отправились на Всенощную в Троицкий Русский собор, где до этого уже дважды стояли на службе - при выносе Плащаницы и при чтении двенадцати Евангелий. Здесь вновь были исповедь и причастие. Можно ли забыть, как я исповедовался отцу Иоанну в пасхальную ночь в Иерусалиме! Тому самому отцу Иоанну, который благословил нас в первый день, еще в стенах Свято-Данилова монастыря в Москве.

- Грешен, батюшка, - исповедовался я. - Вот стою в храме Гроба Господня, жду не чего-нибудь, а сошествия Благодатного Огня, а все равно думаю: «Эх, поскорее бы! Поскорее бы!»

- Что делать, Саша, - ласково говорил о.Иоанн. - Я и сам такой. Плоть наша немощна и сварлива!

- И гордыня проклятая охватывала меня. Думалось: «Хоть бы у меня первого зажегся Огонь! Да чтоб сам зажегся!»

- А как же, Саша! А как же! Это же Христос! Самое желанное, что есть у нас!


В воскресенье мы разговлялись. Как и положено русскому православному человеку - широко и радостно, ибо только враг Христа в это время года грустит и тоскует. А в понедельник вместе с нашей украинской группой паломников отправились путешествовать на север, в Галилею. Был солнечный, прекраснейший день, и если накануне все дни стояла прохлада, то теперь заметно потеплело, будто воскресший Господь согрел землю. Мы ехали мимо блок-постов и цветущих кибуцев, в которых воплотилась большевистская мечта о колхозах. Всюду роскошно цвели лиловые бугенвилии и сиреневые глицинии, целые разливы цветов. С транспарантов нам ласково помахивал ручкой главный любавичский раввин Шнеерсон, этот Ленин хасидизма. Странно, что нигде не видно было портретов Герцля или Троцкого, Голды Меер или Геннадия Хазанова.

Сельское хозяйство Израиля производит сильное впечатление. Особенно, если учитывать, что здесь собирают по три урожая, а некоторых культур - и по четыре. Жаль только, что при этом было полностью разрушено сельское хозяйство в России...

Город детства Иисусова, благословенный Назарет, очень красив. Еще в середине ХХ века это было захолустье. Теперь Назарет - цветущий город, вольно раскинувшийся на высоких холмах. Жаль, только, что общую картину города сильно портит довлеющее над ним гигантское здание, очень похожее внешне на вокзал или аэропорт. Некогда здесь, над пещеркой Благовещения, располагался скромный латинский монастырь. В 1969 был построен католический Благовещенский храм, высотою в 55 метров. Вот он-то и производит впечатление вокзала. Причем, это впечатление еще более усиливается, когда входишь внутрь. На потолке - какие-то мрачные бетонные балки, всюду ничем не заполненные пространства, ни икон, ни скульптур, одни темные витражи. Гранитный пол. Так и ждешь, что вот-вот прозвучит гулкое: «Объявляется посадка на поезд, следующий рейсом Назарет-Гоморра! Пассажиров просят пройти на перрон!»

И захочешь полюбить католиков, так они сами тебе этого не дадут, особенно когда ознакомишься с их современной архитектурой.

Но как бы они ни шикали на нас, а мы, все-таки, пропели «Богородице, Дево, радуйся...», стоя пред пещеркой Благовещения, в которую нельзя войти и приложиться к святым камням. Если бы храм Воскресения в Иерусалиме достался католикам, они бы и в него не пускали, или впускали бы только за деньги. А папа катается по странам мира, и ему рукоплещут на Украине и в Болгарии, в Румынии и Азербайджане. Понятное дело - в Европе верующих совсем не осталось, надо новую паству рекрутировать.

Православный храм Архангела Гавриила дарит утешение, и здесь забываешь о папёжниках.

Кана Галилейская расположена так близко от Назарета, что уже в ближайшие лет десять эти два библейских города скорее всего сольются воедино. Здесь, в православном храме Георгия Победоносца хранятся каменные водоносы новозаветных времен, один из которых почитается как тот самый, в котором Христос превратил воду в вино на браке Симона Кананита, единственного из двенадцати апостолов, похороненного на Русской земле - в Абхазии, в Новом Афоне. Сам Георгиевский храм построен на месте первого чуда Христова. Вино в Кане изготавливают в огромных количествах, ведь всякому приятно привезти несколько бутылочек из самой Каны Галилейской. Самый распространенный сорт вина производится из смеси виноградного, гранатового и финикового сока.

Окрестности Галилеи и Геннисаретского озера - самые исхоженные Господом места в Святой Земле. Если маршруты Его путешествий нарисовать на карте, то здесь цепочки Его следов выткут целую паутинку. И над этой излюбленной Господом местностью, посреди цветущей Ездрилонской долины, возвышается гора Фавор, место Его единственного прижизненного Преображения. Высота Фавора - 600 метров. На вершине - православный Преображенский храм с величественным интерьером. Белые потолки расписаны синими линиями, крестами и звездами, похожими на русские орденские. Здесь хранится чудотворная икона Богородицы, знаменитая многочисленными исцелениями. Особенность и редкость ее состоит в том, что она не писанная, это - гравюра.

В Святой Земле немало таких удивительных чудес. В Иерусалиме мы прикладывались к плащанице, из которой тихо-тихо доносится стук забиваемых гвоздей. Это была обычная плащаница, какие используются в обычных храмах в Страстную Пятницу, но в один прекрасный день из нее стали доноситься эти звуки и звучат непрестанно поныне.

Вид с горы Фавор такой, что дух захватывает от красоты. Говорят, ни один фотограф так и не сумел передать в фотографии эту величественную красоту. А русский человек непременно подумает и скажет, что наш Крым удивительно похож на Святую Землю.

Если про Благодатный Огонь при Гробе Господнем знают многие, то о чудесных зарницах на Фаворе в праздник Преображения Господня, мы и сами услышали впервые. Оказывается, здесь происходит то же, что в храме Воскресения перед самым явлением Огня. На Фавор спускается туча, и из этой тучи высверкиваются зарницы, которые затем можно наблюдать внутри нашего православного храма, особенно возле алтаря и в алтаре. В католическом храме, также расположенном на Фаворе, ничего подобного никогда не наблюдалось. Наша вожатая Спиридония со смехом рассказывала, как однажды двое неверующих рабочих трудились в храме и, застигнутые там зарницами, выбежали бледные, трясущиеся: «Мы... только что... это... Бога видели!..» Ну прямо как те украинки: «Е Бог! Е Бог!»

Спустившись с Фавора, мы отправились на Иордан. Здесь погружались в священные воды, текущие через пальмовые леса, омывали свою немощную и сварливую плоть теми самыми струями, которыми Иоанн Предтеча крестил людей и самого Господа. И это было как сон. Как дивный, сладостный сон...

Заканчивалось наше путешествие по Галилее в Магдале, городке, расположенном на берегу Геннисаретского озера, которое еще иначе называют Галилейским морем. По русским понятиям это ильмень, поскольку Иордан в него втекает, из него же вытекает и течет дальше. (У Даля: «Ильмень - озеро, особенно образующееся от широкого разлива реки, озеро, в которое впадает река и из него снова вытекает»). В Магдале родилась равноапостольная Мария Магдалина. Евангелие от Луки повествует о том, что Мария была одержима злыми духами. Быть может, такими же, которые на наших глазах мучили бедную Надю? Здесь, в Магдале, возле родонового источника Господь исцелил Марию. Теперь сей источник находится в стенах русского православного монастыря Марии Магдалины. Монахини угощали нас чаем, потом мы купались сначала в Галилейском море, а потом и в чудесном родоновом источнике. Дай Бог, чтобы после этого злые духи навсегда покинули Надю, вознаградив ее, мужа и сына за их стойкость и терпение!

На закате, простившись с украинской группой, которая уезжала в Яффу, мы возвратились в Иерусалим. Темнело быстро. В свете фар автомобиля было то и дело видно, как дорогу перебегают лисы. Здесь их очень много. Водитель-араб гнал с бешеной скоростью, и всего через два часа впереди показались иерусалимские огни. Кто-то из нас приободрил водителя, назвав Иерусалим так, как его называют арабы-мусульмане:

- Аль-Кодс!

Водитель немного смутился, затем по-английски объяснил нам:

- Нет, я - христианин. Для меня это - Иерусалим. Для мусульман он - Аль-Кодс, для евреев - Йерушалайим, а для христиан - только Иерусалим.

- В таком случае - Аль Масих кам! - радостно воскликнули мы.

- Хакам кам! - весело отозвался наш водитель.


Желаю всем стать Павославными Христианами. Другого пути просто нет.



По всем вопросам пишите по адресу gratispp@mail.ru