27 ноября 2021, 04:29:26

Новости:

Узнай первым о новых темах и ответах в Telegram канале:  @gratis_forum


avatar_East Joker

Наша поэзия и очень выразительная проза

Автор East Joker, 13 марта 2005, 02:43:21

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

Hobo

Твои карие глаза, твоя нежная улыбка,
Ты мой сон, моя мечта, но ты и моя ошибка
Мне так хочется обнять твое стройное тело
Но сказать свое желанье никогда бы не сумела
Одно тихое "люблю" - и взрыв непониманья
Взгляд расширенный слегка и поток негодованья
Нет уж, лучше промолчу, без тебя ведь не сумею
Жить... И тайну я свою пред тобой раскрыть не смею.  

Коротенько.  :rolleyes:  
Непонимание порождает недоверие (с)

shelty

всем привет! :rev:

поделюсь совcем классикой:

Михаил Кузмин, 1918

Кларнетист

(Романс)

Я возьму почтовый лист,
Напишу письмо с ответом:
«Кларнетист мой, кларнетист,
Приходи ко мне с кларнетом.
Чернобров ты и румян,
С поволокой томной око,
И когда не очень пьян,
Разговорчив, как сорока,
Никого я не впущу,
Мой веселый, милый кролик,
Занавесочку спущу,
Передвину к печке столик,
Упоительный момент!
Не обмолвлюсь словом грубым...»
Мил мне очень инструмент
С замечательным раструбом!
За кларнетом я слежу,
Чтобы слиться в каватине
И рукою провожу
По открытой окарине.
   

Али

Не так ложишься, мой Али,
Какие женские привычки!
Люблю лопаток миндали
Чрез бисерные перемычки,
Чтоб расширялася спина
В два полушария округлых
Где дверь запретная видна
Пленительно в долинах смуглых.
Коралловый дробит бугор,
Как ноздри скакуна степного
И мой неутомимый взор
Не ищет зрелища другого,
О, свет зари! О, розы дух!
Звезда вечерних вожделений!
Как нежен юношеский пух
Там, на истоке разделений!
Когда б я смел, когда б я мог,
О, враг, о, шах мой, свиться в схватке,
И сладко погрузить клинок
До самой, самой рукоятки!
Вонзить и долго так держать,
Сгорая страстью и отвагой,
Не вынимая, вновь вонзать
И истекать любовной влагой!
Разлился соловей вдали,
Порхают золотые птичьи!
Ложись спиною вверх, Али,
Отбросив женские привычки!


Размышления Луки

Сосед Лука сидел преважно.
А член его дыбился до стола
И думалось ему отважно:
«Чем хуже я Петра Апостола?
Ему вручен был ключ от рая
(Поглажу, ну-ка, против шерсти я)
А разве я не проникаю
В любое дамское отверстие?
И распахну легко калитку
Из самых даже нерасшатанных:
Монахиню, израелитку,
В роскошных платьях, иль заплатанных.
Раз! опрокину на скамейку,
Под юбкою рукой пощупаю,
И рай открыть легко злодейку
Я научу (пусть даже глупую).
Не спорю: член мой крепколобый
Покуда -- все мое имущество,
Но пусть грозит апостол злобой,
Пред ним имею преимущество.
Ведь мокрый рай, признаться надо,
Пленяет только первой целостью,
А я, Лука, в теснины ада
Готов пуститься с той же смелостью.
От двух дверей мой ключ железный
(Прилично ль пояснять примерами?)
И в путь второй, равно любезный,
Отправлюсь даже с кавалерами.»

Tristan

Почти классика.

София Парнок

В течении полутора лет она жила вместе с Мариной Цветаевой.


***

Ведь ты не добрая, не злая,
Ведь ты, как сухостой, суха, -
Зачем несу тебе, не знаю,
Я семизвездие стиха.

Мою Медведицу Большую
Кому я в руки отдаю!
Ни одесную, ни ошую
Не быть тебе вовек в раю.

Не холодна ты, а прохладна,
Не горяча ты, а тепла.
Зачем же ты волной громадной
В воображеньи протекла!. .

Но не пойми меня превратно:
Не проклиная, не скорбя,
Я не беру даров обратно, -
Что ж делать! Я люблю тебя.

(С. Парнок, 13 марта 1932)


***

Все отдаленнее, все тише,
Как погребенная в снегу,
Твой зов беспомощный я слышу,
И отозваться не могу.

Но ты не плачь, но ты не сетуй,
Не отпевай свою любовь.
Не знаю, где, мой друг, но где-то
Мы встретимся с тобою вновь.

И в тихий час, когда на землю
Нахлынет сумрак голубой,
Быть может, гостьей иноземной
Приду я побродить с тобой...

И загрущу о жизни здешней,
И вспомнить не могу без слез
И этот домик и скворешню
В умильной проседи берез.

(С. Парнок, 21 сентября 1926)


***

Мне кажется, нам было бы с тобой
Так нежно, так остро, так нестерпимо.
Не оттого ль в строптивости тупой,
Не откликаясь, ты проходишь мимо?

И лучше так! Пускай же хлынет мгла,
И ночь разверзнется еще бездонней, -
А то я умереть бы не могла:
Я жизнь пила бы из твоих ладоней!

Какие б сны нам снились наяву,
Какою музыкой бы нас качало -
Как лодочку качает у причала!. .
Но полно. Проходи. Я не зову.

(С. Парнок, март 1932)


***

Ночь. И снег валится.
Спит Москва... А я...
Ох, как мне не спится,
Любовь моя!

Ох, как ночью душно
Запевает кровь...
Слушай, слушай, слушай!
Моя любовь:

Серебро мороза
В лепестках твоих.
О, седая роза,
Тебе - мой стих!

Дышишь из-под снега,
Роза декабря,
Неутешной негой
Меня даря.

Я пою и плачу,
Плачу и пою,
Плачу, что утрачу
Розу мою!

(С. Парнок, 16-17 июня 1932)


***

Ты вошла, как входили тысячи,
Но дохнуло огнем из дверей
И открылось мне: тот же высечен
Вещий знак на руке твоей.

Да, я знаю, - кольцо Венерино
И твою отмечает ладонь:
Слишком поступь твоя размерена,
Взгляда слишком померк огонь,

И под пудрой лицо заплакано,
На губах, под румянами, кровь, -
Да, сестра моя, да, вот так она
Зацеловывает любовь!

(С. Парнок)

Ты дремлешь, подруга моя,
- Дитя на груди материнской! -
Как сладко: тебе - засыпать,
А мне пробудиться не мочь,

Затем, что не сон ли, скажи,
И это блаженное ложе,
И сумрак певучий, и ты,
И ты в моих тихих руках?

О, ласковые завитки
На влажном виске!. . О, фиалки!
Такие, бывало, цвели
У нас на родимых лугах.

Венки мы свивали с тобой,
А там, где венки, там и песни,
Где песни - там неги... Ты спишь,
Последний мой, сладостный сон?. .

Плыви надо мною, плыви,
Мое эолийское небо,
Пылай, мой последний закат,
Доигрывай, древний мой хмель!

(С. Парнок)



               Триолеты

Как милый голос, оклик птичий
Тебя призывно горячит,
Своих, особых, полн отличий.
Как милый голос, оклик птичий, -
И в сотне звуков свист добычи
Твой слух влюбленный отличит.
Как милый голос, оклик птичий
Тебя призывно горячит.

В часы, когда от росных зерен
В лесу чуть движутся листы,
Твой взор ревнив, твой шаг проворен.
В часы, когда от росных зерен
Твой черный локон разузорен,
В лесную глубь вступаешь ты -
В часы, когда от росных зерен
В лесу чуть движутся листы.

В руках, которым впору нежить
Лилеи нежный лепесток, -
Лишь утро начинает брезжить, -
В руках, которым впору нежить,
Лесную вспугивая нежить,
Ружейный щелкает курок -
В руках, которым впору нежить
Лилеи нежный лепесток.

Как для меня приятно странен
Рисунок этого лица, -
Преображенный лик Дианин!
Как для меня приятно странен,
Преданьем милым затуманен,
Твой образ женщины-ловца.
Как для меня приятно странен
Рисунок этого лица!

(С. Парнок)


***

Ты выходишь из трамвая -
вся любимая,
Ветер веет, напевая -
вся любимая!
Взгляда я не отрываю -
вся любимая!
И откуда ты такая -
вся любимая?
Ты - орлица с ледников Кавказа, -
где и в зной зима,
Ты, неся сладчайшую заразу, -
не больна сама,
Ты, любовнику туманя разум, -
не сойдешь с ума,
Все пять чувств ты опьяняешь сразу, -
вся любимая!

(С. Парнок, апрель 1932)

A-u-me

Увы, заложник снегопада...
В который раз... в который раз...
Здесь холод дня чьего-то взгляда
Разбудит сердце в долгий час,
Где ничего уже не надо...

Не надо песен о весне
И ночью долгих разговоров,
Переплетённых звёзд узоров
Не надо мне
В прекрасном сне...

Заложник сердца и зимы,
Где кончился мой сон спокойный,
Заложник вечной суеты...
Остаток жизни незнакомой
Мы не смогли познать - увы!..

30 января 2007 г.



По всем вопросам пишите по адресу gratispp@mail.ru