30 ноября 2022, 13:54:50

Новости:

Чтобы использовать все возможности форума на смартфоне или планшете необходимо в браузере выбрать настройку "Версия для ПК".


АНАРХИЯ

Автор NoSS, 08 января 2004, 15:09:50

0 Пользователей и 1 гость просматривают эту тему.

Мыслете

20 ноября 2004, 20:55:03 #20 Последнее редактирование: 20 ноября 2004, 20:58:47 от Мыслете
ЦитироватьВозможно-ли существование общества без государства? Жду ответов.

Как известно, один из признаков государства- это общество... А общество в целом представляет собой какий либо тип, либо это община, либо строй, либо государство. Общество и государство взаимносвязанны между собой. Одно подразумевает другое.. По крайней мере так мне кажется
ЦитироватьНо почему-то эти системы как-то существуют... 

Существовать- то существуют, вот только изначально обречены на провал. Ибо Их идеи идут на мифологическом уровне

dzyan

ЦитироватьВозможно-ли существование общества без государства?

Возможно и желаемо. Но для этого нужно каждому достигнуть определенного уровня развития, чтобы не требовалось ни тюрем, ни законов. Чтобы каждый жил по совести и Главному правилу этики. А это ох как не близко.
Каждый грамм металла должен чувствовать в себе СТАЛЬ!

Я живу на дневниках

Суета-суета, а иди-ка ты сюда

Кащей

ЦитироватьРаньше я была за анархию. Но сами подумайте, сколько есть на свете уродов, которые все наизнанку вывернут. Воцарится хаос, повсюду будет насилие и преступность. Я против


А вот это уже вы зря так - здесь анархию винить не в чем - это уже хаос и беспедел, надо уметь различать понятия и понимать, чего ты действительно хочешь в этой жизни.
Кто верит в анархию, тот жизнь положит, чтоб доказать - что реальность, и, что это жизнь в мире и согласии, то есть до конца будут бороться, до хрипоты доказывать, что анархия и беспредел не имеют ровным счетом ничего общего.
Что касается утопичности - это не так, ещё Махно пытался доказать её реальность, и он был близок к успеху, но был смят "красной машиной", и обманом крестьян (введение НЭПа). В конце концов, реально все то, во что веришь, а когда действуешь - в это начинает верить ещё больше народу!
Верите? Тогда дерзайте. Показывайте пример, агитируйте, боритесь, и что-нибудь у вас обязательно получится - главное верить в себя и своё дело, и помнить, что вы НЕ одиноки!

P. S. Действительно серьезно хочется поговорить об анархии, кому это интересно - пишите мне в ЛС - там дальше решим, как вести, и, где вести наш диалог.  :)  
Добавлено:
ЦитироватьКак известно, один из признаков государства- это общество...


Эх, пропаганда, ё-моё... ну сколько ж можно воевать с официальной промывкой мозгов! Общество и государство - это разные вещи, не зависимые друг от друга, об этом ещё Кропоткин писал!

Quadi al'Qwada

Вопрос в другом. Анархия - это общество ультралибералов. Свободных, но и ответственных. Именно на этом принципе строится такое общество - на ответственности. То есть не нужно карать кого-то за какой-то поступок - никто его просто не совершит, в силу СОЗНАТЕЛЬНОСТИ.

Но сами понимаете - это утопия.
- За ошибки приходится платить! Мир лежит открытый перед человеком, умеющим принимать правильные решения.
- Благословен день, когда вокруг жужжат много пчел, работающих на тебя.
- Следи за тем, как план твоего врага превращается в твой план...


Барон Владимир Харконнен

Roger Gloters

ЦитироватьРассмотрим ряд простых вопросов: 1. Кто будет охранять границы территории этого народа? 2. Кто будет защищаить народ от влияний извне.

Это одна из проблем анархизма - может ли анархия существовать в отдельно взятой стране (локации), или же только в глобальном масштабе. В первом случае она легче устанавливается, но малоспособна к самосохранению, второй же случай в разы сложнее по исполнению, но зато надежнее. Сам я больше склоняюсь ко второму варианту: все-таки, образно говоря, в среде уголовников честному человеку практически невозможно выжить.

Кащей

ЦитироватьЭто одна из проблем анархизма - может ли анархия существовать в отдельно взятой стране (локации),


Территорию охранет "милиционная" армия - люди сами охраняют свой дом...
Конечно, сегодня армия - это танки, самолеты, флот... кто-то будет и этим заниматься, профессионально - то есть посвещать этому свою жизнь. То есть - полное отсутствие призывной обязательной системы, а также построение армии не по принципу материальной заинтересованности, а по принципу человеческой ответсвенности.

BG1

ЦитироватьТерриторию охранет "милиционная" армия - люди сами охраняют свой дом...

А не превратимся ли мы в казачков или палестинцев ?  ;)
Kh'rengyu az'pyzh rz'e hy'knos zhri ty'h nzal's za naagha hu'hnby jne'w nhi quz-al hjru-crusk'e dzund dkni-nyeh ryr'ngkain-i khrin'g's naaghs pyz'rn ry'gzyn rgy-namanth El-aka gryen'h tko f'unga 1'zen-zu dsi-r p'ngath fha'gnu mg-quz'a i'а N'yra-l'yht-Otp

Кащей

ЦитироватьА не превратимся ли мы в казачков или палестинцев ?


У казаков служба - привилегия, у нас это должно быть работой, почетом, но НЕ привелегией. Чтобы не стать "казаками" нужно жить федерацией - если речь об анархии.
Только это отдельный разговор - федеративное устройство анархической безвластной республики. Если любопытно, можно будь чуть позже подискутировать на эту тему.

†Evil_PiraT†

Боб БЛЭК. АНАРХИЯ: ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ.



1. Что такое <анархизм>? Что такое <анархия>? Кто такие <анархисты>?
Анархизм - это идея о том, как лучше всего жить. Анархия - это образ жизни.
Анархизм - это идея о том, власть, правительство и государство не нужны и вредны. Анархия - это общество без правителей. Анархисты - это люди, которые верят в анархизм и хотят жить в анархии, как когда-то жили наши предки. Люди, которые верят в правительство (такие, как либералы, консерваторы, социалисты или фашисты) называются <этатистами>.
Может показаться, что анархизм - это чисто негативная идея, что она только против чего-то. На самом деле у анархистов есть много позитивных идей безвластного общества. Но, в отличие от марксистов, либералов или консерваторов, они не навязывают какой-то конкретной схемы.

2. Разве анархисты не <бомбисты>?
Нет - по крайней мере, в сравнении с, скажем, правительством Соединенных Штатов, которое каждый день сбрасывает на Ирак больше бомб, чем все анархисты мира бросили за почти 150 лет своего существования как политического движения. Почему мы никогда не слышим о <президентах-бомбистах>? Разве так важно, доставляются ли бомбы горизонтально, как в случае с анархистами, или вертикально, как это делает армия Соединенных Штатов?
Анархисты были активны много лет и во многих странах, как с авторитарными, так и с демократическими правительствами. Иногда, особенно в условиях жестких репрессий, некоторые анархисты кидали бомбы. Но это было скорее исключение. Стереотип <анархиста-бомбиста> был создан журналистами и политиками в конце XIX века, и до сих пор от него не могут отказаться. Но уже тогда такой образ был очень сильно преувеличен.

3. Существовало ли когда-нибудь анархическое общество, которое работало?
Да, тысячи и тысячи таких сообществ. Первый миллион лет или около того все люди были охотниками и собирателями и жили маленькими группами равных, без власти и иерархии. Это были наши предки. Анархическое общество было успешно, иначе никто из нас не смог бы появиться на свет. Государству только несколько тысяч лет, и оно все еще не смогло победить последние анархические сообщества, такие как Сан (бушмены), пигмеи или австралийские аборигены.

4. Но мы же не можем вернуться к такому образу жизни?
Почти все анархисты согласятся. Но тем не менее очень полезно, даже для анархистов, изучать эти общества и заимствовать некоторые идеи того, как может быть устроено полностью добровольное, в высокой степени индивидуалистическое и в то же время склонное к взаимопомощи общество. Например, многие анархические племена выработали очень эффективные методы разрешения конфликтов, включающие посредничество и не навязанный суд. Их методы работают лучше, чем наша судебная система, потому что родственники, друзья и соседи спорщиков с помощью дружелюбного и доверительного общения убеждают их согласиться найти некое компромиссное решение проблемы, приемлемое для всех сторон. В 70-х - 80-х годах XX века ученые попытались перенести некоторые из этих методов в американскую судебную систему. Естественно, такие трансплантаты увяли и отмерли, потому что они могут жить только в свободном обществе.

5. Анархисты наивны - они думают, что человек по природе своей добр.
Неверно. Анархисты и в самом деле отрицают идеи внутренней испорченности или Первородного Греха. Это религиозные идеи, в которые большинство людей все равно не верят. Однако анархисты, как правило, не верят и в природную доброту человека. Они принимают людей такими, какие они есть. Человек не может быть каким-то <по природе своей>. Мы, живущие при капитализме и его союзнике - государстве - просто люди, у которых никогда не было шансов быть тем, чем мы можем быть.
Хотя анархисты часто апеллируют к лучшим моральным качествам человека, они так же часто обращаются к человеческому эгоизму и эгоцентризму. Анархизм - это не доктрина самопожертвования, хотя многие анархисты сражались и погибали за свои идеи. Анархисты верят, что осуществление их базовой идеи будет означать лучшую жизнь для всех или почти для всех.

6. Как можно быть уверенным, что люди не будут совершать преступления друг против друга без государства, которое регулировало бы преступность?
Если вы не можете быть уверенными, что обычные люди не будут совершать преступления друг против друга, как можно верить, что государство не будет совершать преступления против всех нас? Разве люди, которые дорываются до власти, так самоотверженны, так честны, разве они так сильно превосходят тех, кем они управляют? На самом деле, чем меньше вы доверяете другим людям, тем больше у вас причин становиться анархистами. При анархии возможности равномерно распределены между всеми людьми. Они есть у каждого, но ни у кого нет слишком многих. При государстве возможности сконцентрированы у небольшой группы людей, в то время как у остальных нету почти никаких. С какой силой бороться будет легче?

7. Но - вернемся в реальный мир - что бы было, если бы не было полиции?
Как заметил анархист Аллен Торнтон, <Полиция не занимается защитой; она занимается местью>. Забудьте о том, как Бэтмэн разъезжает по городу и прерывает преступления в процессе их совершения - полицейский патруль почти никогда не предупреждает преступления и не ловит преступников. Когда в некоторых районах Канзас-Сити полицейское патрулирование было тайно отменено, уровень преступности остался на том же уровне. Другие исследования доказывают, что также работа детективов, экспертов-криминалистов итд. не влияет на уровень преступности.
Но когда жители некоторых районов договариваются следить за домами друг друга и отпугивать преступников, преступники стараются действовать в других районах, которые охраняются полицией. Они знают, что там они в меньшей опасности.

8. Но современное государство глубоко включено в регуляцию повседневной жизни. Почти любое действие имеет какую-то связь с государственными структурами.
Это правда - однако если вдуматься, повседневная жизнь почти полностью анархична. Трудно встретить полисмена, если он не выписывает вам штраф за превышения скорости. Добровольное соглашение и взаимопонимание превалирует почти повсеместно. Как писал анархист Рудольф Рокер, <Даже под гнетом худшего деспотизма, большая часть личных взаимоотношений человека с другими людьми осуществляется посредством свободного договора и кооперации, без которых жизнь общества была бы невозможна>.
Семейная жизнь, покупка, продажа, дружба, молитва, секс и отдых - анархичны. Даже на рабочем месте, которое многие анархисты считают столь же враждебным, как и государство, работники добровольно кооперируются как чтобы уменьшить количество работы, так и чтобы выполнить ее.
Некоторые люди говорят, что анархия <не работает>. На самом деле, это почти единственное, что работает! Государство покоится на фундаменте анархии, так же, как и экономика.

9. Разве анархисты не атеисты? Большинство людей не атеисты.
Необязательно быть атеистом, чтобы быть анархистом. Анархисты уважают любые персональные верования. В истории многие анархисты и в самом деле были атеистами, потому что организованная церковь была союзником государства и потому, что она мешала людям мыслить самостоятельно. Все анархисты против нечистого союза между церковью и государством, неважно, в Иране ли, в Израиле ли, или в Соединенных Штатах.
Однако были многие влиятельные христианские (Лев Толстой, Дороти Дэй), иудейские (Пол Гудмен) и мусульманские (Хаким-Бей) анархисты, а также анархисты, исповедующие язычество или восточные традиционные религии.

10. Культура?
Анархизм всегда привлекал щедрые и творческие души, которые обогатили нашу культуру. Среди поэтов-анархистов были Перси Шелли, Уильям Блейк, Артюр Рембо и Лоренс Ферлингетти. Среди известных американских эссеистов-анархистов был Генри Дэвид Торо, и, в XX веке, католическая анархистка Дороти Дэй, Пол Гудмен и Алекс Комфорт (<Радость секса>). Учеными-анархистами были лингвист Ноам Хомски, историк Говард Цинн и антропологи А.Р. Редклифф-Браун и Пьер Кластр. Анархисты в литературе слишком многочисленны, чтобы их перечислять, но нельзя не упомянуть Льва Толстого, Оскара Уайльда и Мэри Шелли (автора <Франкенштейна>). Список художников-анархистов включает Гюстава Курбе, Жоржа Сёра, Камиля Писсарро и Джексона Поллака. Также анархистами были такие музыканты как Джон Кейдж, Джон Леннон, группа CRASS и многие другие.

11. Предположим, что вы правы и что анархия и в самом деле лучший способ жизни. Но как нам уничтожить государство, если оно так сильно и агрессивно как вы говорите?
Анархисты всегда думали об этом вопросе. На него нет одного простого ответа. В Испании около миллиона анархистов в 1936 году, когда была попытка военного переворота, сражались с фашистами на фронте и в то же время поддерживали рабочих в их стремлении захватить фабрики. Они также помогали крестьянам создавать коммуны. Анархисты проделали то же на Украине в 1918-1920 годах, где они сражались как с царистами, так и с большевиками. Но не так мы уничтожим государство в XXI веке.
Рассмотрим революции, которые скинули коммунистическую диктатуру в Восточной Европе. Там было некоторое количество насилия и смертей - в каких-то странах больше, в каких-то - меньше. Но политиков, бюрократов и генералов - того же врага, с которым мы боремся сейчас - уничтожило не это, а простой отказ большинства населения работать или делать что-то еще для поддержки прогнившего режима. Что могли сделать комиссары в Москве или Варшаве? Сбросить атомную бомбы на самих себя? Уничтожить рабочих, за счет которых они живут?
Большинство анархистов считают, что то, что они называют <всеобщей стачкой> может сыграть решающую роль в уничтожении государства. Это - массовый отказ от работы.

12.Если вы против любого правительства, вы, должно быть, против демократии?
Если под словом <демократия> понимать право людей распоряжаться собственными жизнями, то все анархисты являются, как их назвал американский анархист Бенджамин Таккер, <непугаными джефферсонианскими демократами> - то есть, единственными истинными демократами.
Но это не то, что из себя представляет демократия на самом деле. В реальной жизни, часть людей (в Соединенных Штатах, пожалуй, меньшинство населения) избирает горстку политиков которые потом контролируют наши жизни, издавая законы и используя невыборных бюрократов и полицию для того, чтобы проводить их в жизнь, вне зависимости от того, нравится это народу или нет.
Как писал французский философ Руссо (не анархист), при демократии люди свободны только в момент подачи голосов, все остальное время они - рабы правительства. Кроме того, политики и бюрократы находятся под сильным влиянием крупного бизнеса и, зачастую, некоторых других групп. Это знают все. Но некоторые молчат, потому что получают поблажки от власть придержащих. Большая часть остальных молчит, потому что они знают, что протестовать - плохо, и их за это могут заклеймить <экстремистами> или даже <анархистами>. Отличная <демократия>!

13. Но если не избирать официальных лиц чтобы они принимали решения, кто же будет принимать их? Нельзя же допустить, чтобы каждый мог делать что хочет не принимая во внимание остальных?
У анархистов есть множество идей о том, как будут приниматься решения в полностью добровольном и основанном на взаимопомощи обществе. Большинство считает, что такое общество должно базироваться на местных сообществах, достаточно маленьких чтобы люди знали друг друга и были связаны узами семьи, дружбы, общих мнений и общих интересов. А так как это сообщество - локально, люди также будут обладать общими знаниями о своем сообществе и его окружающей среде. Они будут знать, что им придется жить с последствиями своих решений, в отличие от политиков и бюрократов, которые принимают решения за других людей.
Анархисты считают, что важные решения всегда должны приниматься на насколько возможно более низком уровне. Те решения, которые каждый индивидуум может принять для себя, не вступая в противоречия с решениями, принимаемыми другими для себя, должны приниматься на уровне отдельной личности.. Решения, которые необходимо принимать группой (такой, как семья, религиозное объединение, группа коллег по работе итп) опять же должно приниматься ими, если оно не затрагивает интересы других групп. Решения, касающиеся большого числа людей, должны приниматься общим советом.
Однако совет - это не власть. Никого не избирают, кто угодно может участвовать, люди говорят только за себя. Но когда они говорят о конкретных вещах победа в споре для них, в отличие от футбольного тренера Винса Ломбарди, не <единственная вещь>. Они хотят, чтобы все победили. Они уважают дружбу и добрососедские отношения. Они хотят, в первую очередь, уменьшить непонимание и прояснить ситуацию. Часто этого хватает для того, чтобы придти к общему решению. Если нет, они стараются выработать компромисс. Очень часто это удается. Если нет, решение, если оно не требует незамедлительного решения, можно отложить, чтобы все сообщество могло обдумать и обсудить проблему до следующей встречи. Если и это не даст результата, можно обдумать вариант, когда те группы, которые не могут придти к соглашению, временно разделяются чтобы каждая сделала по-своему.
Если ничто не дает результата, если у людей есть непреодолимый различия во мнениях по какому-то вопросу, у сообщества есть два варианта. Меньшинство может присоединиться к большинству, если гармония внутри сообщества более важна, чем данный вопрос. Возможно, в этом случае большинство уступит меньшинству в другом вопросе. Если так сделать невозможно, потому что данный вопрос очень важен для меньшинства, оно может отделиться чтобы сформировать новое сообщество, так же, как это сделал ряд американских штатов (Коннектикут, Род-Айленд, Вермонт, Кентукки, остров Мэн, Юта, Западная Виржиния итд.). Если их отделение не аргумент против этатизма, значит это не аргумент и против анархии. Это не неудача анархии, потому что новое сообщество воссоздаст анархию. Анархия - не совершенная система, она просто лучше, чем все остальные.

14. Мы не можем удовлетворить все наши желания и потребности на локальном уровне.
Возможно, не все из них, но есть археологические свидетельства товарообмена на расстояния в сотни и даже тысячи километров в анархической, доисторической Европе. Анархические примитивные сообщества, которые посетили антропологи XX века, такие как Сан (бушмены) или аборигены Тробриандских островов производили такую торговлю между отдельными <торговыми партнерами> - хотя это было больше похоже на обмен подарками, чем на то, что мы привыкли называть <бизнесом>. Практическая анархия никогда не зависела от полной самодостаточности сообщества.
Но многие современные анархисты утверждают, что сообщества и регионы должны быть насколько возможно более самодостаточными и не зависеть от далеких и незнакомых сообществ в том, что необходимо. Даже с современными технологиями, которые зачастую специально создавались для того, чтобы увеличить коммерческий рынок за счет разрушения самодостаточности, локальное сообщество может быть куда более самодостаточным, чем корпорации и правительства дают нам понять.

15. Одно из определений слова <анархия> - хаос. Разве анархия не должна быть хаосом?
Пьер-Жозеф Прудон, первый человек, назвавший себя анархистом, написал, что <свобода - это не дочь, а мать порядка>. Анархический порядок стоит выше, чем порядок, устанавливаемый государством, потому что это не система навязанных сверху законов, а просто договор людей, которые знают друг друга о том, как им жить вместе. Анархический порядок базируется на общем соглашении и общем здравом смысле.

16. Когда была сформулирована философия анархизма?
Некоторые анархисты считают, что первые анархистские идеи были высказаны киником Диогеном в Античной Греции, Лао-Цзы в древнем Китае и некоторыми средневековыми мистиками, а также проявлялись во время гражданской войны в Англии в XVII веке. Но современный анархизм начался с работы Уильяма Годвина <Политическая справедливость>, опубликованной в Англии в 1793 году. Пьер-Жозеф Прудон во Франции воскресил его в своей работе <Что такое собственность?> (1840 год) и вдохновил анархистское движение среди французских рабочих. Макс Штирнер в <Единственном и его собственности> (1844) определил чистый эгоизм, одну из базовых анархистских ценностей. Американец Джошуа Уоррен в то же время независимо от них пришел к схожим идеям и начал создавать американские утопические коммуны. Анархистские идеи были развиты великим русским революционером Михаилом Бакуниным и уважаемым российским ученым Петром Кропоткиным. Анархисты надеются, что их идеи продолжат развиваться в изменяющемся мире.

17. Вся эта <революционность> слишком напоминает коммунизм, который никто не хочет.
Анархисты и марксисты были противниками с 60-х годов XIX века. Хотя иногда они действовали сообща против общего врага, такого, как царисты во время Русской Революции и испанские фашисты во время Испанской Гражданской Войны, коммунисты всегда в конце концов предавали анархистов. Марксисты, от Карла Маркса до Иосифа Сталина, ненавидели и всячески клеймили анархизм.
Некоторые анархисты, последователи Кропоткина, называют себя <анархо-коммунистами> - но не коммунистами. Они противопоставляют свой вольный коммунизм, возникающий снизу - добровольное обобществление земли, заводов и труда локальными сообществами, в которых люди знают друг друга - коммунизму, навязанному государственной властью, национализирующему землю и все средства производства, отрицающую любую автономию и низводящему трудящихся до уровня <государственных служащих>. И в самом деле - можно ли представить себе две более разные системы?
Анархисты приветствовали и принимали активное участие в падении коммунизма в Восточной Европе. Многие анархисты из других стран помогали диссидентам в Восточном Блоке в течение многих лет - чего не делало правительство Соединенных Штатов. Сейчас во всех бывших коммунистических странах есть активные анархисты.
Падение коммунизма, конечно, дискредитировало большую часть американских левых, но не анархистов, многие из которых, к тому же, и так никогда не считали себя <леваками>. Анархисты существовали до марксизма и все еще существуют после него.

18. Разве анархисты не сторонники насилия?
Анархисты по количеству насилия даже не приближаются к Демократам, Республиканцам, либералам или консерваторам. Эти люди только кажутся миролюбивыми, потому что государство делает за них всю грязную работу. Но насилие есть насилие, ношение униформы и размахивание флагом этого не меняет.
Государство насильственно по определению. Без насилия по отношению к нашим предкам-анархистам - охотникам, собирателям и фермерам - сегодня бы не было никаких государств. Некоторые анархисты - сторонники насилия, но все государства совершают акты насилия каждый день.
Некоторые анархисты, в традиции Льва Толстого, принципиально миролюбивы и даже не отвечают на насилие. Относительно малое число анархистов верят в прямую агрессию против государства. Большинство анархистов поддерживают самозащиту и допускают некоторое количество насилия в революционной ситуации.
На самом деле, вопрос не в насилии или ненасилии. Вопрос в прямом действии. Анархисты считают, что люди - все люди - должны взять свою судьбу в свои руки, индивидуально или коллективно, неважно, делая ли что-то легальное или нелегальное, связанное с насилием или то, чего можно достигнуть без насилия.

19. Какова точная структура анархического общества?
Большинство анархистов не имеют <точного> плана. Мир станет очень разнообразным местом после того, как правительства будут ликвидированы.
Анархисты не навязывают никому никаких строгих схем, но они предлагают некоторые основные принципы. Они говорят, что взаимопомощь - сотрудничество вместо конкуренции - это главный закон общественной жизни. Они индивидуалисты в том смысле, что они считают, что общество существует для благ индивидуума, а не наоборот. Они уважают децентрализацию, считая, что основой общества должны быть локальные, более-менее замкнутые сообщества. Эти сообщества затем могут объединяться - по принципу взаимопомощи - но только для координации действий, которые не могут быть решены на уровне отдельных сообществ. Анархическая децентрализация переворачивает современную иерархию сверху вниз. Сейчас чем выше уровень правительства, тем большую власть оно имеет. При анархии, высшие уровни ассоциации вовсе не являются правительствами. У них нет никакой власти и чем выше уровень, тем меньше ответственности делегируется им снизу. В то же время анархисты принимают во внимание риск, что такие федеративные структуры могут стать бюрократическими и этатистскими. Мы - утописты, но в то же время и реалисты. Мы должны следить за этими федерациями очень внимательно. Как указал Томас Джефферсон, <вечная бдительность - цена свободы>

20. Какие-нибудь последние слова?
Уинстон Черчилль, ныне покойный английский алкоголик, политик и военный преступник, однажды написал, что <демократия - это худшая система правления, за исключением всех остальных>. Анархия - это худшая структура общества за исключением всех остальных. Пока что все цивилизации (государственные общества) рано или поздно разрушались, побежденные анархическими обществами. Государства по существу своему нестабильны, а значит рано или поздно наше тоже разрушится. Никогда не рано начать думать, что создать на его месте. Анархисты думали об этом более 200 лет. Мы дали начало. Мы приглашаем вас исследовать наши идеи и присоединиться к нам в стремлении сделать мир лучше. НАЗАД | ВВЕРХ


Добавлено:
ЧТО ТАКОЕ АНАРХИЗМ
Людям, привыкшим к государству, трудно понять, насколько оскорбительно для свободного, гордого индивидуума обращаться по самым мелким вопросам за разрешением бюрократа или даже сверяться с пыльными кодексами законов, составленных этими бюрократами. Насколько для него оскорбительно жить в постоянной зависимости от мнения большинства или, тем более, просто самой крикливой фракции в парламенте. Насколько ему противно следовать за толпой, в которой утрачивается его индивидуальность. Демократия подрывает мораль и ответственность. Социализм их уничтожает. Поэтому мы - анархисты. Но назваться так без объяснений, после стольких ошибок наших предшественников и лжи наших врагов, - значит обмануть общество. Что и делают левые <анархисты>.

ЛЕВЫЙ ТУПИК
Левый, анархо-коммунистический (синдикалистский) проект в анархизме является настолько старым, был и продолжает быть настолько популярным среди радикальной, неопытной молодежи, что часто его принимают за единственно возможный анархизм. Причем, даже теоретики анархо-индивидуализма XIX - XX вв. (Б. Таккер, А. Боровой), увлекаясь социалистической модой, делали реверансы в сторону левой практики и пытались совместить несовместимое: личную свободу и коллективизм. К сожалению, большевистская диктатура прервала этот опыт и его тупиковость для большинства анархистов осталась под вопросом.

Но сами идеологи анархо-коммунизма, чувствуя явную нереализуемость своих целей, одели маску романтиков. Теперь они утверждают, что их идеология рассчитана на сознательных людей, каковыми человечество станет в будущем. Имея опыт коммунистического прошлого, можно предположить, что это будет за сознательность: люди не будут требовать от правительства изобретать обвинения в измене, а будут сами отправляться в концентрационные лагеря для строительства бессмысленных каналов и поворота рек. Или сами будут поручать бюрократам определять их нищенскую зарплату за работу на общественных фабриках. Можно, конечно, себе представить счастливых особей, радостно трудящихся для общественного блага; однако, пожалуй, пропаганды для этого будет недостаточно - придется прибегнуть к гипнозу.

Сегодня проблема заключается в том, что каждый не может получить от общества то, чего он хочет. У него есть три варианта: в коммунистическом мире соглашаться на то, что ему назначат вышестоящие бюрократы (но это противоречит природе человека), лоббировать бюрократов в своих интересов (как он вскоре обнаружит, эту лучше, чем работать), или работать на себя, а не на общество (так он все равно не будет получать, сколько хочет, но, по меньшей мере, никто не будет отбирать у него его продукт). Как легко видеть отсюда, к коммунизму оказываются склонны те люди, которые рассчитывают получать больше при государственном распределении, чем, если будут распоряжаться собственным продуктом труда. То есть те, чья квалификация или желание трудиться - ниже среднего.

Вероятно, большинство коммунистов не задумывается над этими проблемами их общества, подобно тому, как большинство христиан не задумывается о реальном состоянии дел в рае или аде. Они сосредоточивают свое внимание на промежуточном этапе, как делить производимый продукт сейчас. Но без четкого определения цели любые средства становятся произволом. Эти средства заведомо не ведут к идеальной цели, и коммунистическая идеология превращается в намеренный обман. Рядовые последователи еще могут заблуждаться на этот счет, но те, кто постоянно участвует в дискуссиях, не может не видеть пропасть между декларируемыми намерениями и реалиями. Поэтому лидеры левых <анархистов> или полные идиоты, не в состоянии анализировать, или гнусные адепты произвола под маской установления справедливости.

ПРАВЫЙ ПОДХОД
Может существовать только одна форма анархизма. По определению, она предполагает полное безвластие. А именно, отсутствие власти, принуждающей человека делать что-либо. Единственно допустимая власть в анархизме - та, которая обеспечивает отсутствие принуждения. То есть уголовно-карательная, наказывающая за убийство, насилие, грабеж, попытку лишения свободы, в общем - за преступления против свободы жить и владеть. Но, даже эта власть не является абсолютной. Мы предполагаем, что все люди захотят ее добровольно. Однако могут найтись и такие, которые откажутся и от нее. Они вполне могут жить в замкнутых общинах без каких-либо правил, однако им придется подчиняться общим правилам недопустимости насилия, когда они выходят за пределы своей общины.

Аналогично, многие общины, особенно мегаполисы, наверняка сочтут полезными простые правила дорожного движения; некоторые же, особенно сельские, не будут принимать эти правила у себя, но их члены вынуждены будут правила соблюдать, приезжая в мегаполисы. Правила, законы, нормы при анархизме могут быть любыми. Важно, чтобы они принимались существенным консенсусом, а не оторванной от людей политической властью. Весьма вероятно, что основные законы, отвечающие здравому смыслу (правила дорожного движения, нормы загрязнения, требования соблюдения тишины в ночное время и т.п.) будут одинаковы для всех анархистских территорий. Отомрут лишь те законы (их подавляющее большинство), по которым люди не могут достичь согласия.

Любые дополнительные ограничения (не приемлемые добровольно для всего общества) требуют наличия власти. Так и любые квалифицирующие условия, вроде анархо-коммунизма, означают введение ограничений (для принуждения несогласных) и, таким образом, не являются чистым анархизмом - строем без власти и ограничений. Однако анархизм не лишает индивидов права объединяться в коммунистические общины и жить так, как им придет в голову: строить общественные заводы, устанавливать зарплаты, распределять дефицит и т.п. Главное, чтобы они не пытались заставлять других жить по их правилам. Поэтому ярлык <анархо-капитализм>, который левые навешивают на нас, неточен. Если уж как-то квалифицировать, то правильнее анархо-индивидуализм. Что тождественно просто анархизму.

АНАРХИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ
Несмотря на все, многократно обыгранные идиллии анархических коммун, нам кажется более вероятным, что массовый исход из общества ожидает (если пользоваться старой классификацией) не левых, а правых анархистов. Государство стало чересчур обременительным, чтобы разумное меньшинство, производящее подавляющую долю валового продукта общества, готово было дальше терпеть его. Что может сделать это меньшинство на фоне люмпенизированного большинства, боящегося ответственности и рассчитывающего на постоянную помощь государства? Оно может уйти из общества.

Это тем более реально, что на сегодня основной источник добавленной стоимости находится в нематериальных продуктах, идеях. Интеллектуальным трудом не обязательно заниматься в мегаполисе. Наиболее разумные, производительные члены общества могут выйти из него, и жить в политически изолированных поселениях, которые и станут зародышами анархистского социума. Продуктивное меньшинство уйдет из общества по двум основным причинам: для разумных людей невыносим диктат тупости, изложенный в виде законов; предприимчивые люди не хотят отдавать львиную долю своего заработка, отбираемую у них в виде налогов. Так на закате феодального строя ремесленники и торговцы переселялись в свободные города, уходя от прежней власти.

Политическая изоляция наших поселенцев не предполагает экономической: общества, живущие под властью государства, все равно будут нуждаться в продукте труда тех, кто ушел от регулирования. Но, будучи лишенными того продукта, создаваемого немногими, который они привыкли распределять в свою пользу, бюрократы и люмпены не смогут долго поддерживать государственный строй. Этот строй зиждется на ограблении продуктивного меньшинства большинством. Когда это ограбление станет невозможным, государство утратит цель своего существования. Ведь единственное, что до сих пор было общим интересом неэффективного большинства, что удерживало этих людей в группах, контролируемых государством и зависящих от него - это древняя надежда на добычу. Уже не от внешнего врага, а от богатых соседей; полученную не в бою, а через налогообложение; распределяемую не на площади, где лежат трофеи, а в кабинетах бюрократов.

Как и при каждой предыдущей смене строя, новое положение вещей должно будет набрать критическую массу. Когда, с одной стороны, свободных поселений станет достаточно много, а, с другой стороны, прежнюю власть уже невозможно будет поддерживать экономически из-за утечки продуктивных ресурсов (людей), тогда произойдет очередной социальный катаклизм. Государство попытается разогнать анархистские поселения. В этом случае насилие для защиты своей свободы остается правом анархиста, как и любого человека. Но тогда и симпатии общества будут на стороне анархистов, как они были на стороне Парижской Коммуны: люди будут сочувствовать тем кто, пытаясь жить без насилия, пострадал от насилия государства. И такую борьбу анархистов - против солдат и полицейских, а не рядовых граждан - общество поддержит.



freezer-d

В идеале Анархия - это хорошая идея, но способ осуществления её один - разом вразумить всех людей мира. А как интересно это сделать? И кто этим будет заниматься?
"...А никуда я не спешу,
Почитаю попишу..."



По всем вопросам пишите по адресу gratispp@mail.ru